На главную
Последние поступления
Фотогалерея
Журналы
Наши книги
Контакты
Интернет-магазин
Купить вне Дагестана
Благотворительные издания
Книга отзывов
Блог





ИЗ СОКРОВИЩНИЦЫ «ЭПОХИ»

23 ноября 1851 года Хаджи-Мурат перешёл на сторону русских. Его жена Сану, мать Залму, два мальчика и четыре девочки остались в ауле Цельмес, приютившемся под стенами Хунзахского плато.

Даниель-Султан – наиб Харахинский, узнав об измене Хаджи-Мурата, велел посадить в яму семью беглеца. Выполняя это приказание, мюриды сначала разграбили дом, а затем подожгли его. Люди Даниель-Султана устроили возле горящего здания дикую оргию.

При этом, говорят, произошёл такой эпизод: во время обыска Сану успела передать соседке мешочек с кольцами, браслетами и небольшим количеством денег, но сделала это так неловко, что действия женщин были замечены мюридами. Они отобрали драгоценности, повалили посредницу на землю, обнажили ей грудь и насыпали горящие угли на голое тело. Жена Хаджи-Мурата увидела это, вырвалась из рук мюридов, сбросила угли и, подняв на ноги перепуганную женщину, отправила её домой.

Когда семью Хаджи-Мурата вели в яму, каждый сопротивлялся, как мог, но больше всех – одиннадцатилетний Гулла, прозванный Хаджи-Муратом «пулей». Увидев, что мюриды толкают бабушку Залму, мальчик схватился за рукоятку маленького кинжала, висевшего на поясе. Ему тут же скрутили руки. Тогда Гулла стал кусаться и бить мюридов ногами. Озверев, те повалили мальчика на землю, избили его и бросили в яму.

В темницу, где сидела бабушка Залму, жена Хаджи-Мурата Сану, сыновья Гулла и Абдул-Кадыр и дочери Баху, Бахтике, Семисхан и Кихилай, один раз в сутки приносили по чашке воды и горсть сухих кукурузных галушек.

Тяжелее всех пришлось Сану. Через 3 месяца в той же яме она родила мальчика. Пеленать ребёнка было нечем. Женщины своими телами согревали младенца, которого в честь отца назвали Хаджи-Муратом. Иногда бабушке и Гулле разрешали выходить за пищей, но рассказывают, что мальчика при этом каждый раз избивали. Не возвратиться Гулла не мог: два брата и четыре сестры ждали его.

«Со смехом или со слезами, но Гулла должен вернуться в темницу», – говорил по этому поводу ребёнок. Слова Гуллы стали крылатыми и до сих пор живут среди аварцев как пословица.

Матерью этого мальчика была не Сану. Он родился от первой жены Хаджи-Мурата, грузинки Дариджы, захваченной во время одного из набегов на Кахетию.

Сану, вторая жена Хаджи-Мурата, была родом из Чечни. Когда она выходила замуж за дагестанца, а случилось это в Ведено, девушке шёл двадцатый год. Впоследствии, через много лет, Сану рассказывала, что сватать её приходил сам Шамиль, а в день свадьбы имам сидел на самом почётном месте у костра.

Когда Сану выдавали замуж, её отца, чеченца Дурди, уже не было в живых. А погиб он в какой-то мере из-за дочери.

Случилось это так.

Одним из самых смелых наибов Шамиля считался А. Так вот этот наиб в своё время, ещё до Хаджи-Мурата, сватал Сану.

Неизвестно почему, но Дурди не захотел иметь родственных связей с А. Тогда наиб вызвал чеченца к себе. Не поехать было нельзя. Ослушаться – значит проявить неуважение к самому имаму.

Рассказывают, что когда чеченец стал собираться в дорогу, его жена, кабардинка Кумси, посоветовала взять с собой охрану.

Дурди сначала отмалчивался, видимо, раздумывая: согласиться с женой или нет. Всё говорило о том, что вызов наиба связан с неудачным его сватовством к Сану. «Нет, – решил Дурди, – поеду один. Скажут: трус, едет с целым караваном».

Дурди, видимо, надеялся на свою богатырскую силу. Был он плечист, и ростом больше двух метров. Не каждая лошадь могла носить этого человека, и не всякая сабля годилась ему. Чеченцы восхищались великолепным сложением своего богатыря и называли его не иначе как дэвом.  Под стать отцу выросли и сыновья. Их у Дурди было семеро. И все семеро погибли в боях с царскими войсками.

Наконец Дурди пустился в путь. Но не успел он отъехать от родного села Гихи-Мартан и 15 вёрст, как раздались выстрелы. Пуля попала ему в спину. Потеряв сознание, чеченец упал на землю, а лошадь понеслась обратно в аул. Раненого Дурди привезли домой, где он вскоре скончался.

После похорон отца на Сану посыпались упрёки. Мать считала её виновницей смерти Дурди. Однажды, когда Кумси снова стала поносить дочь, Сану достала отцовский кинжал и полоснула себя по шее. Горские лекари спасли девушку. Мать опомнилась: нет сыновей, нет мужа, неужто и дочь должна погибнуть?

Шрам не изуродовал девушку, но с тех пор она наглухо закрывала шею платком. Была Сану рослой и стройной. В Чечне, где женская красота так же ценится, как и мужская удаль, девушкой гордились, её знали и любили повсюду.

И вот в те дни, когда Сану с детьми страдала в цельмесской темнице, ей через послов предложил свою руку наиб Даниель-Султан. 

– Скорее сто раз умру, чем стану женой человека, поставившего капкан моему льву, – таков был ответ. 

Впоследствии Сану насильно выдали замуж за одного арабиста из Тлоха.

В 1891 году там же, в Тлохе, красавица скончалась, пережив своего мужа, Хаджи-Мурата, почти на 40 лет. Рядом с ней погребены Хаджи-Мурат-младший и сестра Джавгарат.

Эту удивительную историю – не сказку и не легенду – изложил в своей, увы, последней книге «Дочери Дагестана» Булач Гаджиев. В книгу вошли 120 историй о горянках, а также о женщинах, нашедших в Дагестане свою судьбу. Эту книгу вы прочитаете легко, залпом, и ещё не раз будете перечитывать её. Она того стоит, а вернее, её автор – непревзойдённый рассказчик, неутомимый краевед, Народный учитель СССР Булач Имадутдинович Гаджиев.

Приобрести книгу Б. Гаджиева «Дочери Дагестана» можно в салоне книги издательского дома «Эпоха», что находится на ул. Коркмасова, 13 «а».

Добро пожаловать в «Эпоху»! Мы всегда вам рады!

 
Новости
… Дня через два ко мне в Аркасе прибежали два типа. Один из них – бывший прапорщик из Нижнего Дженгутая. Он командовал у большевиков сотней. – Убили, – говорит. – Кого? – Его. – Кого его? – Махача… Я был поражён и крайне возмущён. Нух, сидевший тут же, тоже был в замешательстве. Мёртвый Махач никому не был нужен. Одна эта жизнь никакого вопроса не решала. Нам Махач нужен был живой. Но было уже поздно. – Ты, вероятно, это сделал, чтобы загладить свою службу у большевиков, – презрительно бросил ему Нух. – Нет, – был ответ. Сейчас не помню подробностей, но, по его словам, вышло так, что он сам, по своей инициативе, организовал верхнедженгутаевскую молодёжь, устроил засаду, схватил Махача и расстрелял его. Родственница дженгутаевского бека мне потом рассказывала, что она видела, как проводили Махача мимо их дома. Он остановился и попросил воды. Ему вынесли воду, но что было дальше, она не знает. В это время у нас с Верхним Дженгутаем не было никакой связи. В то время, когда я с полком шёл из Нижнего Дженгутая в Аркас, мне встретились Казалинцев и Патимат Тарковская, которые спустились с гор и уехали в В. Дженгутай. Убийца Махача ни тогда, ни после у нас не служил. Он после сообщения передал нам взятые у Махача, кажется, 150 тыс. руб. денег и ещё какие-то бумаги, и больше его не видели. В моей памяти сохранились слухи, которые тогда ходили среди крестьян. Говорили, что Махач выехал из Шуры с Джамалдином Кулецминским. С ним же он приехал в Нижний Дженгутай. Махач будто бы сказал Джамалдину: «Если мы пойдём дальше вместе, то можем оба погибнуть, а если разойдёмся, то один из нас дойдёт до места». Они поделили деньги, которые были при Махаче, и пошли разными дорогами… … 3 ноября 1937 года. Сиблаг. Сусловское отделение. На приказ «Лицом к стене!» из 17-ти заключённых, приведённых на казнь, один не повернулся. Повторному приказу он также не подчинился, после чего раздался залп. Так был расстрелян полковник российской армии, дагестанец – выходец из селения Кудали, Магомед (Магома) Джафаров. Мемуары, выдержку из которых мы привели выше, полковник Магомед Джафаров написал в махачкалинской тюрьме. Читайте о нём в книге-исследовании Хаджи Мурада Доного «Полковник Магомед Джафаров». Приобрести её можно в салоне книги издательского дома «Эпоха» по адресу: г. Махачкала, ул. Коркмасова, 13 «а» (напротив ЦУМа, рядом с выпечкой «Золотой улей»). Часы работы салона: с 9:00 до 17:00 – в будни; суббота и воскресенье – выходные дни. Добро пожаловать!
15 Ноябрь 2018
… я уже соскочил с коня и подбежал к арыку. Ширина его, как я увидел теперь, могла быть несколько более одной сажени, но размышлять было некогда, и я сделал прыжок… Едва ноги мои ударились о противоположную насыпь, она с шумом обвалилась; я полетел в арык и мгновенно окунулся в его мутной, расплескавшейся воде… Вынырнуть из воды, ухватиться за корни чинара, висевшие над моею головой, и выбраться из арыка при помощи солдатских ружей было делом одной минуты, но воображаю, как я был хорош в это время в своём белом кителе!.. Тогда, конечно, я об этом не думал – мне мерещилась ускользающая кавалерия, я снова вскочил на лошадь и полетел искать счастия в новом свете… Мемуары одного из крупнейших российских разведчиков Максуда Алиханова-Аварского захватывают и читаются с интересом, потому что их автор ко всему прочему – талантливый писатель и журналист. Убедитесь в этом сами! Наш салон – самое лучшее убежище от пасмурных, навеянных холодом приближающейся зимы, осенних дней. Здесь уютно и тепло. Сядьте, отдохните; полистайте наши книги, а среди них и «ПОХОД В ХИВУ кавказских отрядов 1873 г.» нашего земляка М. Алиханова-Аварского. Наш адрес: г. Махачкала, ул. Коркмасова, 13 «а» (напротив ЦУМа, рядом с выпечкой «Золотой улей»). Часы работы салона: с 9:00 до 17:00 – в будни. Суббота и воскресенье – выходные дни. Добро пожаловать!
12 Ноябрь 2018
Особенно мне запомнился один случай. Это было ещё в 1964 году под горой Ахульго, на правом берегу реки Андийское Койсу. Как известно, имам Шамиль, покидая Ахульго, который он оборонял 80 дней, перепрыгнул ущелье с правого берега Андийского Койсу на левый. Но место, откуда он прыгал, было ниже на 30 см места, куда он прыгал. Расстояние прыжка через ущелье – мы замерили – около 4 метров. Булач Имадутдинович, как всегда, все трудности проверял сам. Он решил повторить этот прыжок имама. Правда, он прыгал с левого берега ущелья, которое выше на 30 см, чем правый. Но была другая трудность – место для разбега было небольшое. Я был свидетелем этого прыжка. Не знаю, есть человек в наших краях, который повторил бы этот прыжок. Ведь этот каньон самый глубокий в мире, до образования Чиркейского водохранилища… Алил Давыдов собрал в книге «Учитель» воспоминания учеников, коллег и всех, кто когда-то соприкасался с народным учителем СССР Булачом Гаджиевым. Приобрести её можно в салоне книги издательского дома «Эпоха» по адресу: г. Махачкала, ул. Коркмасова, 13 «а» (напротив ЦУМа, рядом с выпечкой «Золотой улей»). Часы работы салона: с 9:00 до 17:00 – в будни. Суббота и воскресенье – выходные дни. Добро пожаловать!
09 Ноябрь 2018
Красивая девушка – вызов подругам, но все они, будто сговорившись, прощали Шамале эту красоту из-за чрезвычайной скромности девушки. К тому же второй такой аккуратистки в Казанище не знали. В доме идеальный порядок, чистота, со вкусом расставлены вещи и мебель. Некоторые мужья, не называя имя Шамалы, упрекали своих жён в неряшливости и безвкусице. Сердце её выбрало Казакмурзу Бекеева – симпатичного, толкового парня, учителя математики местной школы. Счастливее их, наверное, на свете не было пары. Но жизнь распорядилась по-своему. В 1943 году в Верхнем Казанище свирепствовал брюшной тиф, унесший жизни более 50 человек. Умерла и Шамала. Казакмурза был мобилизован в армию, домой ему вернуться не довелось… Как бы в тени Шамалы, пока та была жива, находилась другая красавица из Верхнего Казанища – Бежев Исмаилова. Кроме привлекательной внешности, она имела косы до пят. Как только Бежев появлялась на сельской улочке, все лица, будто подсолнух к солнцу, поворачивались в её сторону. Отдав всю силу и красоту работе в колхозе, Бежев Исмаилова скончалась в 1991 году в возрасте 91 год. Ни одно торжество, ни одна свадьба, ни один концерт не обходились без участия ещё одной «Мона Лизы» из Верхнего Казанища – Маржанат Белякаевой. Когда в войну казанищенцев везли в Гори, их своим пением и игрой на гармошке сопровождала Маржанат. Оставшиеся в живых земляки не могли без слёз на глазах вспоминать эту поездку осенью 1941 года. Из богатой событиями жизни Белякаевой хочу отметить следующее. В 1991 и 1992 годах она совершила хадж в Мекку, а в октябре 1992 года со своим мужем, двумя сыновьями и четырьмя дочерями привезла в аул 10 тонн первосортной муки, чтобы раздать инвалидам, участникам войны и малоимущим. Воистину, красоты – не только то, что отражается на лице, в лебединой шее, изгибе спины, – она проявляется и в поступках людей… Историю о красавицах из Верхнего Казанище поведал в своей книге «Дочери Дагестана» Булач Гаджиев. Неутомимый рассказчик, легендами и преданиями из далёкого прошлого Страны гор он пленил не одно поколение дагестанцев. Приобрести книгу «ДОЧЕРИ ДАГЕСТАНА» Булача Гаджиева можно в салоне книги издательского дома «Эпоха» по адресу: г. Махачкала, ул. Коркмасова, 13 «а» (напротив ЦУМа, рядом с выпечкой «Золотой улей»). Часы работы салона: с 9:00 до 17:00 – в будни; суббота и воскресенье – выходные дни. Добро пожаловать!
07 Ноябрь 2018
«…Погоны мне вручал лично командир ОМОНа, Герой России полковник Загид Загидов. Первое время я ходил и постоянно косился на свои звёздочки, от этого к вечеру у меня затекала и сильно болела шея. Спасали меня только постоянные обмывания. Я обмывал новые погоны раз 10-15. С друзьями, родственниками, коллегами по работе, дворовыми пацанами – трижды, КВНщиками, телевизионщиками. Во время одного из таких празднований и произошло следующее приключение. Мы сидели в кафе «Орота». Сожрав несколько порций «оротинского» шашлыка и выпив прилично водки, я вышел на улицу покурить. Метрах в пятнадцати от меня происходил какой-то разговор на повышенных тонах. Докурив свою сигарету, я уже собирался подняться в зал, и тут один хулиган достал из-за пазухи нож и воткнул его в живот другому. Потом этот нехороший человек бросил нож и рванул на четвёртой скорости через улицу. Если бы я был трезвый, то, скорее всего, за ним не побежал. Но водка и лейтенантские погоны сделали своё дело – я бросился в погоню. Самое интересное, что я его догнал. Уже потом мне рассказывали, что начальник Советского РОВД, куда я доставил этого парня вместе с дежурной группой, утром следующего дня на общем построении выговаривал своим подчинённым: – Вы посмотрите, этот КВНщик-пузан Халил задержал опасного преступника. А вы, засранцы, что мне приносите? Самозахваты какие-то. Бабушки, торгующие семечками в неположенном месте!..» Книга эта разгонит вашу осеннюю хандру и заставит не раз улыбнуться, а может, даже расхохотаться. Потому что героем книги, как и соавтором, является самый колоритный квнщик команды «Махачкалинские бродяги» – Халил Мусаев. Записал рассказы всесоюзного шутника, обработал и довёл до состояния книги Шихабудин Микаилов. Приобрести бестселлер «ТРИ БУКВЫ НА МОЁМ ЗАБОРЕ. КВН» можно в салоне книги издательского дома «Эпоха» по адресу: г. Махачкала, ул. Коркмасова, 13 «а» (напротив ЦУМа, рядом с выпечкой «Золотой улей»). Часы работы салона: с 9:00 до 17:00 – в будни; суббота и воскресенье – выходные дни. Добро пожаловать!
06 Ноябрь 2018
У журналиста Казинса было обнаружено серьёзное заболевание позвоночника, которое так стремительно развивалось, что вскоре он уже не мог пошевелить ни рукой, ни ногой, ни даже самостоятельно разомкнуть челюсть, чтобы поесть. Когда врачи прямо сказали Норману, что его шанс выжить ничтожно мал: всего 1 к 500, тот не спал всю ночь. А утро встретил с твёрдым решением бороться за жизнь. Причём, весьма оригинальным способом – с помощью кинокомедий. «Если отрицательные эмоции считаются причинами многих заболеваний, то положительные, в ударных дозах, возможно, приведут меня к выздоровлению? Ну, а уж если мне суждено умереть, то хотя бы проведу остаток жизни весело…» — рассудил Казинс. По 5-6 часов в день этот прикованный к постели, абсолютно неподвижный человек хохотал над смешными фильмами, а в перерывах — слушал весёлые истории, которыми развлекали его близкие и друзья. И, удивительное дело, через неделю страшные боли стали сходить на нет. Через месяц он начал потихоньку шевелить пальцами рук, а ещё через некоторое время – «неизлечимый больной» встал на ноги. Когда спустя несколько лет Норман Казинс случайно повстречал на улице одного из врачей, приговоривших его к смерти, тот потерял дар речи от изумления. Чтобы убедиться, что перед ним не привидение, доктор протянул Казинсу руку, которую его бывший безнадёжный пациент сжал так крепко, что у эскулапа не осталось никаких сомнений: перед ним стоял живой и здоровый человек. P.S. В нашей тревожной, суетной жизни нам так не хватает позитива! Улыбайтесь, делайте это хотя бы для своего собственного здоровья…
02 Ноябрь 2018
Copyright © ООО "ИД "Эпоха" 2005 г.
Вход для администратора