На главную
Последние поступления
Фотогалерея
Журналы
Наши книги
Контакты
Интернет-магазин
Купить вне Дагестана
Благотворительные издания
Книга отзывов
Блог





Все новости
ПОГОВОРКА
01.12.2017
«Если шах сошёл с ума, пусть идёт войной на Дагестан». 
 
ИЗ СОКРОВИЩНИЦЫ «ЭПОХИ»
01.12.2017

ИЗ СОКРОВИЩНИЦЫ «ЭПОХИ»

Аполлон Руновский, будучи приставом при имаме Шамиле в Калуге (1859–1862 гг.), оставил в своём дневнике интересную запись о короне Надир-шаха.

«По словам Шамиля, лет сто двадцать или сто тридцать тому назад Кавказ подвергся вместе с Грузией нашествию шаха Надира. Разорив на пути своём в Дагестан весь край, по которому проходил, шах Надир явился, наконец, на Турчидаг для покорения этого края. Но вместо ожидаемой покорности, он был разбит горцами наголову. Потеряв большую часть войска, весь обоз и казну, шах Надир мог спастись сам, только обратившись в простого воина. В этот момент, когда окончательное поражение его сделалось очевидным, шах Надир сбросил с себя корону и, пересаживаясь со своей лошади на другую, провозгласил: «Да будет проклят тот из моих потомков, кто вздумает ещё когда-нибудь придти в эти страшные места!»

И корона и седло были осыпаны драгоценными камнями. Остов короны был из железа, наружная оболочка серебряная, литая со многими золотыми украшениями, служившими оправой для камней. Общий вид короны напоминал католическую митру. Вокруг широкого конца короны был золотой обод шириной немного меньше ладони. На нём была надпись – стих из Корана: «Мы даровали тебе победу. Бог простит тебе твои грехи, прежние и будущие. Он прольёт на тебя мудрость Свою. Он наставит тебя на путь истинный. Он твой помощник». Над этой надписью красовались два больших изумруда, пускавшие от себя наискось по одному перу из золота. Выше их, как раз посреди короны, был третий изумруд с таким же пером, но только вставленным вертикально. Продолжением этого пера за верхнюю оконечность короны служило тоже перо, только из бриллиантов.

В таком виде знал Шамиль корону, так же и седло ещё задолго до вступления своего в звание имама. В глазах горцев вещи эти не имели, по-видимому, большого значения, потому что слишком часто переходили из рук в руки как подарки или как предметы мены или купли. В этих странствиях они постоянно лишались своих украшений; и, наконец, когда Шамиль, сделавшись имамом, приказал разыскать их и купил у последнего их владельца, то они достались ему в совершенно истерзанном виде: большая половина драгоценностей была вынута без пособия каких-либо инструментов, кроме кинжала или топора. Осталось в целости одно бриллиантовое перо, которое Шамиль заблагорассудил тоже отделить от короны и вместе с нею хранил очень тщательно как трофей, составляющий славу Дагестана. За всем тем трофей Дагестана продолжал терять свою материальную ценность под руками жён и дочерей Шамиля, которые, пользуясь отлучками его из Дарго, вынимали понемногу камни для украшения своих нарядов. С сожалением говоря об этом, Шамиль приписывает такое варварство несовершенству женской натуры. Наконец, корона и седло в числе прочего имущества Шамиля попали в руки горцев при разграблении транспорта, следовавшего из Ведена в Гуниб».

Эта запись приведена в книге Хаджи Мурада Доного «По тропам столетий». Автор попытался осветить истинную историю Дагестана и его народов, выполняя свой гражданский долг, как завещал в далёком 1917 году Зайналабидин Батырмурзаев: «Если мы хотим возвыситься, то должны искать и найти потерянную свою историю! Я один не сумею составить историю Дагестана, которая похоронена в грязи, на которую насыпали кровавую землю и у которой потекли печальные слёзы. Это является долгом, который следует выполнить просветителям, болеющим за Дагестан».

Приобрести книгу Хаджи Мурада Доного «По тропам столетий» можно в салоне книги издательского дома «Эпоха», находящегося на ул. Коркмасова, 13 «а».

Добро пожаловать!  

 
ПОЗИТИВ
30.11.2017

НОВЕНЬКАЯ

Однажды профессор на одной из лекций представил нам новенькую. В этот момент я почувствовала лёгкое прикосновение к своему плечу. Оглянувшись, я увидела маленькую, сухонькую старушку, улыбающуюся мне так открыто, что невольно улыбка озарила и моё лицо.

— Привет, красавица, меня зовут Роза и мне 87 лет, — сказала она. — Могу я присесть рядом?

Я заулыбалась и подвинулась, чтобы уступить ей место.

— Конечно, присаживайтесь. Могу я узнать, что привело Вас в университет в столь невинном возрасте? — мне вдруг захотелось шутить.

— Я здесь, чтобы встретить богатого мужа и нарожать ему кучу детей, — подмигнув мне, парировала старушка.

— А если серьёзно?

Роза нравилась мне всё больше и больше. Меня заинтересовали мотивы появления здесь этой весьма пожилой женщины.

— А если серьёзно… Я всегда хотела получить высшее образование, и вот я здесь, — ответила Роза.

После лекций мы отправились в студенческую столовую и вместе пообедали. С этого дня мы на протяжении трёх месяцев обедали вместе. Роза стала душой компании почти всех студенческих тусовок. Все студенты охотно общались с ней, ни разу не высказав своей неприязни.

В конце семестра мы пригласили её произнести речь на выпускном вечере. Когда она шла к трибуне, листки со шпаргалками выпали из её рук. Смутившись, Роза попыталась подобрать их, но собрала далеко не все листочки.

— Прошу прощения, я стала такой рассеянной. Ради мужа я бросила пить пиво, поэтому от виски я пьянею значительно быстрее, — пошутила она. — Я уже не соберу шпаргалки, поэтому позвольте просто сказать мне, что я думаю.

Пока затихал смех, она прокашлялась и начала свою речь:

— Мы не перестаём играть, потому что мы взрослеем. Мы взрослеем, потому что перестаём играть. Есть всего лишь несколько составляющих Вашего успеха, молодости и счастья. Вы должны улыбаться и каждый день находить что-то смешное в жизни. Вам необходима мечта. Когда Вы перестаёте мечтать — Вы умираете. Вокруг нас столько людей, которые мертвы, и они даже не догадываются об этом! Есть огромная разница между старением и взрослением. Если Вам 19 лет, и Вы целый год будете валяться на диване и ничего не делать — Вам станет 20. Если я проваляюсь на диване целый год, и ничего не буду делать, — мне исполнится 88. Нет ничего сложного в том, чтобы стать старше. Нам не нужен талант или дар для того, чтобы постареть. Дар в том, чтобы открыть новые возможности для себя в переменах. Не жалейте ни о чём! Старые люди обычно не сожалеют о сделанном, они скорбят о том, чего не успели сделать. Боятся смерти только те, в ком есть много сожаления.

Закончив свою речь фразой «с уважением, Роза», старушка вернулась на своё место. Мы все молчали, переваривая услышанное.

Через год Роза получила высшее образование, о котором она так долго мечтала. А ещё через неделю она тихо умерла во сне. Более двух тысяч студентов пришли на её похороны, в память о том, что эта маленькая светлая женщина научила их быть теми, кем они могут и хотят быть.

Запомните: старение — неизбежно. Взросление — выборочно. (Автор неизвестен)

 
ТРИУМФ ГЛУПОСТИ
29.11.2017

Что не дано, то не дано!

Не тщись быть мудрым, знай одно:

Признавший сам себя глупцом

Считаться вправе мудрецом,

А кто твердит, что он мудрец,

Тот именно и есть глупец.

(Брант Себастьян)

 
ИЗ СОКРОВИЩНИЦЫ «ЭПОХИ»
29.11.2017

Я спросил у Абуталиба, как случилось, что он, умеющий играть на всех дагестанских инструментах: и на зурне, и на свирели, и на кумузе, и на лале, умеющий обращаться и с бубном, – совсем не играет на чагане. Ведь чаган – любимый инструмент горцев.

Абуталиб рассказал:

В юности я играл на чагане, но потом бросил. Вот как было дело. Однажды в нашем ауле поселился чужой человек. Он приехал из Аварии, спасаясь от кровной мести. Поселился он, конечно, на краю села, на отшибе, и, как видно, сильно страдал. Люди к нему не ходили, и он тоже ни к кому не ходил. Так и жил в одиночестве. Я тогда уже знал немного по-аварски.

Я решил проведать беднягу, ободрить его и утешить. С собой я захватил чаган. Отверженный сидел около очага, в котором горела солома. Пожалуй, не солома ли варилась и в котелке. Я сыграл на чагане несколько песен. Аварец сидел и слушал. Потом он взял вдруг у меня инструмент, настроил на свой лад и заиграл. Он играл так, что до сих пор я не могу забыть его игры. Чаган рыдал в его руках, как женщина, полная скорби. Там было всё: и скорбь, и любовь, и мольба, и обида, и тоска, и надежда, и боль, ужасная боль. Огонь едва горел, а мы сидели и оба плакали под звуки чагана. Я оставил ему свой инструмент и ушел домой.

Мелодии горестного горца долго звучали в моих ушах. Часто я бродил вокруг его сакли, чтобы хоть издали послушать необыкновенную музыку. Наконец, я сделал вот что: я поехал в его Аварию, нашёл его кровников и привёз в свой аул. Я привёл их к сакле музыканта и заставил слушать, как он играет. Три дня мы ходили под окна сакли и слушали. На четвёртый переступили порог.

«Мы тебя прощаем, – сказали кровники музыканту. – Собирайся, поедешь с нами домой».

Вот что такое музыка. Уезжая, он хотел возвратить мне чаган, но я не взял. Я понял, что так, как играет он, мне не сыграть никогда. А музыка, как и стихи, вещь такая: или делай хорошо, или не делай совсем. Вот почему я не играю на чагане.

Эта трогательная история взята из книги «Абуталиб сказал… а записал Расул Гамзатов», выпущенной в серии «Литературный Дагестан». Если бы Абуталиб был грамотным и умел писать, мы имели бы удовольствие наслаждаться не одним томом его притч, стихов и новелл… Но даже этот небольшой томик стоит того, чтобы быть в каждом доме.

Приобрести книгу Абуталиба Гафурова «Абуталиб сказал… а записал Расул Гамзатов» можно в салоне издательского дома «Эпоха». Адрес салона: г. Махачкала, ул. Коркмасова, 13 «а».

 
ЗОЛОТЫЕ СЛОВА
28.11.2017

Господь не может поспеть всюду одновременно, и поэтому он создал матерей. (Неизвестный автор)

 
ИЗ СОКРОВИЩНИЦЫ «ЭПОХИ»
28.11.2017

ИЗ СОКРОВИЩНИЦЫ «ЭПОХИ»

 

ПОСЛЕДНЕЕ СВИДАНИЕ С МАМОЙ

 

Её лицо изрыто морщинами глубокими –

По ним, по ним когда-то бурлила жизнь потоками.

А волосы на темени – травинками качаются,

Такой трава становится, когда пожар кончается.

 

Опущенные веки она поднять не в силах –

Старается, бедняжка, но тяжкий холод – в жилах.

Шепнуть мне что-то хочет, пока я жив и молод,

Но губ разнять не может – такой сжимает холод.

 

Твои худые руки в моих ладонях, мама –

Как два листочка в глуби широкого кармана,

Как два листка опавших, прозрачных, лёгких, чистых,

Как в крапинках, в прожилках два листика пятнистых.

 

Стою у изголовья. Вокруг прозрачной мамы

Висят сынов портреты – струится скорбь за рамы.

Но мама их не видит… И вот глядят из тени

Очки, которых мама уж больше не наденет.

(Расул Гамзатов)

 

Сегодня Россия отмечает День матери. Желаем всем мамам здоровья, заботливых и любящих детей. Книги Р. Гамзатова можно приобрести в салоне издательского дома «Эпоха», что на ул. Коркмасова, 13 «а».

Добро пожаловать!

 
ИЗ СОКРОВИЩНИЦЫ «ЭПОХИ»
27.11.2017

Вот-вот должна была состояться свадьба Юсуфа и нелюбимой девушки.

И вдруг накануне к юноше прибежала другая — ну прямо картинка — по имени  Умукусюм.

— Только на ней женюсь! — объявил сын отцу.

А тот — Юсуфу:

— Чего ты такой, непохожий на других? Как же нам быть с твоей невестой?

Сын на эти слова отвечал так:

— Мусульманская религия допускает четырёх жён. Раз ты настаиваешь — у меня их будет две.

По этому поводу обратились к невесте. Та заартачилась: «Войду в дом Юсуфа, если он прогонит бесстыжую». Эти слова будто кипятком ошпарили отца жениха. Он велел ей передать, что если она будет брыкаться, то по шариату женит Юсуфа ещё на двух красавицах, а не на таких, как она!

С тех пор дурнушка молча переносила всё, что бы в доме ни происходило, понимая, что состязаться с красотой — всё равно что биться головой о стенку.

У Юсуфа и Умукусюм родились девять детей. Жили все они в счастье и благополучии. Иногда Юсуф думал: «Как бы сложилась моя судьба, если бы в один прекрасный день ко мне не прибежала моя любовь — Умукусюм?»

Дальше события развивались в соответствии с поговоркой: как бы ни был сладок мёд, но и он в конце концов надоедает.

Дурнушка вначале была кем-то вроде прислуги в доме счастливцев. Иногда Юсуф уединялся с нею, чтобы выполнить супружеский долг. И это так начало ему нравиться, что он зачастил к ней, пока в доме не произошёл грандиозный скандал.

Тогда по требованию Умукусюм соперницу сплавили к родителям. Но это ещё больше разожгло чувства Юсуфа, и он стал тайком встречаться с изгнанницей. Такое положение Умукусюм вынуждена была терпеть до самой своей смерти.

Она не знала, что счастье, даже самое большое, скоротечно.

Эту и другие удивительные истории о горянках можно прочитать в книге Булача Гаджиева «Дочери Дагестана». Булач Гаджиев был талантливым рассказчиком, в его устах изложение любого события из прошлого нашей республики, любая история звучали как сказка. Он писал так же красноречиво, как и говорил, поэтому его книги читаются легко.

Добро пожаловать в салон книги «Эпоха», что на ул. Коркмасова, 13 «а». 

 
ИЗ СОКРОВИЩНИЦЫ «ЭПОХИ»
24.11.2017

Окончивший ещё до революции факультет медицины Берлинского университета Радченко в период гражданской войны потерял родителей и решил поехать куда-нибудь на окраину страны, чтобы сполна выполнить свой врачебный долг.

Рассказывают, что был Семён Максимович человеком скромным, общительным по характеру и пунктуальным как доктор и, естественно, в любом согратлинском доме встречали его радушно, как самого близкого друга. Оказывается, покинул он однажды ставший сердцу родным аул, не поладив с каким-то администратором из райцентра. Ему сразу предоставили в Махачкале высокооплачиваемую работу. Дали квартиру. Но как-то неожиданно вызывает нарком здравоохранения Дагестана:

– Требуют, Семён Максимович, согратлинцы вернуть вас в их село. Обидчику они, видно, преподали урок. Но вы сами вольны решать, вернуться или нет.

Радченко поинтересовался, на самом ли деле джамаат требует его возвращения или это чиновничья уловка. Узнав, что заинтересовано всё село, решительно сказал: «Я обязан покориться воле джамаата». Согратль называл он своей второй родиной и однажды, находясь в командировке во время страшной эпидемии сыпного тифа в Чародинском районе, предупредил: «Если меня не станет, повезите в Согратль. Где хоронить – знает директор школы Махатилов».

В конце 1940 года Радченко отправился на поиски родственников, надеясь хоть кого-то найти. В письмах сообщал, что ему снится аул, мечтает скорее вернуться. Потом началась война… Оборвалась связь навсегда с добрым человеком. Мраморная плита в саду больницы – это дань памяти человеку, которого согратлинцы считают своим односельчанином. На плите начертаны слова: «Доктору и Человеку Семёну Максимовичу Радченко от благодарных сельчан за большие заслуги в охране здоровья. В 1924–1940 годах работал в Согратле. Мечтал вернуться в село».

О докторе Радченко поведал в своей книге «Сияние Черной реки» Магомед Абигасанов. Дагестан своей второй родиной – не «по принуждению» – считали многие специалисты, приехавшие когда-то в этот суровый горный край и не захотевшие покинуть его. Здесь они пустили свои корни, обрели последний приют.

Приобрести книгу «Сияние Чёрной реки» можно в салоне издательского дома «Эпоха», что на ул. Коркмасова, 13 «а».

Добро пожаловать в салон книги «Эпоха»! 

 
ИЗ СОКРОВИЩНИЦЫ «ЭПОХИ»
23.11.2017

Первую фотографию имама Шамиля сделал в 1859 году в Чир-Юрте большой любитель и пропагандист фотографий граф Иван Григорьевич Ностиц. В ту пору фотографировать можно было только в солнечную и безветренную погоду, и только на открытом воздухе. Но сильный ветер мешал графу Ностицу осуществить идею. Имам вместе с сопровождающими должен был отбыть со дня на день в дальнюю дорогу, но, поскольку вся одежда Шамиля пришла в негодность, были вызваны лучшие портные со всего Дагестана. Пока шили новую одежду, Шамиль продолжить путь не мог. В последний день пребывания имама в Чир-Юрте ветер стих, ему через переводчиков объяснили, что хотят сделать его портрет. Шамиль плохо понимал, что от него требуется,  но отказать графу Ностицу – добродушному и приветливому хозяину дома, в котором он прожил последние несколько дней, не мог.

Фотопортрет получился далеко не с первого раза, но в итоге именно он стал первым достоверным изображением имама Шамиля. Когда съёмка была закончена, Шамиля пригласили в лабораторию. Он был сильно поражён, когда его изображение постепенно стало проявляться на пластине, хотя и старался не показывать своих чувств.

Позднее портрет был размножен и в таком виде распространён на Кавказе. Все средства от продажи фотопортрета имама Шамиля граф Ностиц пожертвовал в пользу раненых нижних чинов, вдов и сирот 44-го Нижегородского полка.

Эта небольшая информация дана к фотографии Шамиля в книге «Дагестан в фотографиях. Мгновения истории» Ш. Микаилова. В книге, а это скорее фотоальбом, представлены фотографии, датированные шестидесятыми годами XIX века, отснятые по личному указанию князя Барятинского офицерам Кавказского военного округа; сюда же вошли авторские работы грузинов Роинашвили  и Абуладзе, а также более поздние фотографии мастеров советской эпохи. Особенная ценность альбома в том, что все изображения в нём чёрно-белые.

Приобрести книгу Ш. Микаилова «Дагестан в фотографиях. Мгновения истории» можно в салоне издательского дома «Эпоха», по адресу: г. Махачкала, ул. Коркмасова, 13 «а».

P.S. Остаётся добавить, что дальний путь, предстоявший имаму Шамилю, лежал в Россию – в качестве пленника. Подробно прочитать об этом можно в книге Хаджи Мурада Доного «Имам Шамиль. Последний путь». Её тоже можно приобрести в нашем салоне.

 
<< В начало < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая > В конец >>

Всего 91 - 100 из 1129
Новости
Мы продолжаем обзор по страницам книг о Великой Отечественной войне, выпущенным в свет в издательском доме «Эпоха». Прошу вас, люди, И родных, и близких, Знакомых И незнакомых мне, Увидев рядом контур обелиска, Руль иль коня оставьте в стороне И, спешившись, Пройдите эти метры – Наедине, в молчанье, не спеша. Услышите вы, как гудит бессмертье, Как снова ваша ощутит душа Дыхание печали той высокой, Которая полна мечтой одной, Чтоб яблоки не падали до срока, Не потрясали шар земной… (Ф. Алиева. Поэма «Восхождение») *** «В горном ауле Хунзах жил простой труженик – чабан Муртаза. У него было семеро сыновей. Муртаза готовил их к мирному труду, но началась война, и четверо старших, в том числе несовершеннолетний Арип, ушли на фронт. Трое из них воевали на польской земле, не зная, что находятся недалеко друг от друга. Двое погибли: Гамзат, защищая село Грушко… а Гаджияв погиб, защищая другое польское село, – Дембаво. Оба брата похоронены на польской земле. Семь раз, преклонив колени, я возлагала цветы на могилу Гамзата и столько же раз побывала на месте последних боёв, где совершил он свой подвиг. Семье Муртазаевых я посвятила поэму «Восхождение», – читаем в предисловии к книге «Вечный огонь». Вышеприведённые строки взяты из этой поэмы. В сборник народной поэтессы Дагестана Фазу Алиевой «Вечный огонь» вошли особенно дорогие сердцу автора поэмы. Это – «Восемнадцатая весна», посвящённая Герою Советского Союза Ахмеду Абдулмажидову. Это – «Вечный огонь», боль матерей, чьи сыновья стали неизвестными солдатами. Это – «Красные жаворонки», итог многолетней работы, три месяца из них – в архивах Бухенвальда. Это – «Хатынь» – плод посещения музея бывшей белорусской деревни Хатынь. Это – «Гора не боится града», о тяжёлой судьбе горского парня Шапи. Это – «Комиссар», о героях-афганцах, достойных своих отцов и дедов. И, наконец, поэма «Реквием» – о героях, наших современниках. Приглашаем дагестанцев и гостей республики посетить салон книги издательского дома «Эпоха». Здесь вы найдёте немало книг, посвящённых трагическим, героическим событиям 1941–1945 гг. Среди них достойное место занимает и сборник лучших поэм народной поэтессы Дагестана Фазу Алиевой «Вечный огонь» (количество ограничено). Часы работы салона: с 9:00 до 18:00 – в будни и с 10:00 до 15:00 – в субботу; воскресенье – выходной. Напоминаем наш адрес: г. Махачкала, ул. Коркмасова, 13 «а» (напротив ЦУМа, рядом с выпечкой «Золотой улей»). Добро пожаловать!
19 Апрель 2018
Одним из немногих плюсов, которые принесла с собою пресловутая горбачёвская перестройка, стало открытие границ, в результате чего советские люди, наконец-то, получили возможность путешествовать по миру… Мир мусульманского Востока был совершенно отличен от того, что ей довелось увидеть в Европе. Если Италия в своё время потрясла её изумительными видами и древними памятниками, архитектурой и искусством Средневековья и Возрождения, то в Сирии она вдруг наполнилась ощущением некой сопричастности к мусульманской культуре, ещё более охватившим её в Эмиратах. Ей нравилось то, как одеты мусульманские женщины, и как кричат азан одновременно во всех мечетях города, и с каким благоговением почитают арабы Всевышнего, выстраивая свою жизнь и свои поведенческие нормы таким образом, чтобы Он был ими доволен. «Мы не можем совершать плохих поступков, – сказал Марьяше водитель туристического автобуса, с которым она разговорилась по пути в аэропорт. – Вы этого не увидите и не узнаете, но Аллах-то всё видит! А мы очень боимся Аллаха!» Данное рассуждение поразило Марьяшу своей простой и одновременно высочайшей моралью, и она констатировала про себя с сожалением, что немногие из её соотечественников стали бы рассуждать подобным образом. По возвращении домой она не раз обращалась в мыслях и беседах к тому, что видела у арабов. На ум пришли вдруг слова Киплинга о том, что Запад есть Запад, а Восток есть Восток, и что вместе им не сойтись… (Жанна Абуева «Дагестанская сага». Книга 3). К сожалению, той Сирии, которой восторгалась героиня Жанны Абуевой, уже нет. На её месте руины, в которых ищут убежище покалеченные душевно и физически сирийцы. Война за нефть, развязанная здесь Соединёнными Штатами, поглощает каждый день всё новые жертвы, в точечных бомбовых ударах гибнут дети, женщины, старики… Третья книга «Дагестанской саги» повествует о последствиях, связанных с так называемой горбачёвской перестройкой и ельцинской демократией. Приобрести её можно в салоне книги издательского дома «Эпоха» по адресу: г. Махачкала, ул. Коркмасова, 13 «а» (напротив ЦУМа, рядом с выпечкой «Золотой улей»). Часы работы салона: с 9:00 до 18:00 – в будни и с 10:00 до 15:00 – в субботу; воскресенье – выходной. Добро пожаловать!
17 Апрель 2018
«Всё для горца имеет цену, но бесценна для него земля родная. Как-то ко мне пришла пожилая женщина, одетая в турецкий наряд. Это была грузинка, вышедшая ещё в молодости замуж за турка и прожившая в Стамбуле сорок лет. Причина её прихода была следующая: живя в Стамбуле, она была знакома с потомками Шамиля, знаменитого имама Дагестана и Чечни, по линии его младшего сына. – Как они живут? – спросил я. – Плохо. – Отчего же? – Оттого, что они потеряли Дагестан, оттого, что у них нет Родины. Узнав, что я возвращаюсь в СССР, они попросили меня побывать в родном ауле Шамиля, в местах, где он побывал, а также найти Вас. Они дали мне этот платок, чтобы завернули Вы в него немного дагестанской земли и послали им. Я развернул платок. На нём арабской вязью было вышито «Шамиль». Хотя рассказ грузинки меня и растрогал, но я решил посоветоваться с горскими стариками. – Стоит ли посылать нашу землю людям, которые предпочли чужбину родине? – спрашиваю у стариков. – Другим не надо было бы посылать, но потомкам Шамиля пошли, – ответили старики. Один из них принёс мне горсть земли из аула Шамиля, и мы завернули её в именной платок. Старик сказал: – Пошли им нашу землю, но напиши, что каждая крупица её бесценна... Эти строки взяты из книги-фотоальбома Расула Гамзатова «Очаг мой, Дагестан». Красочный, богато иллюстрированный альбом на русском и английском языках, разбавленный лучшими стихотворениями и поэмами народного поэта Дагестана, является вторым, дополненным изданием бестселлера 70-х годов ХХ века о Дагестане. Переизданная издательским домом «Эпоха», книга эта не утратила своей ценности. Её по-прежнему дарят друг другу как особую ценность, берут с собой в качестве официального подарка, просто оставляют на память. Надеемся, что подарочное издание «Очаг мой, Дагестан» Расула Гамзатова заинтересует гостей и участников Чемпионата Европы по спортивной борьбе, которые съедутся в Дагестан в конце месяца. Добро пожаловать в салон книги издательского дома «Эпоха». Наш адрес: г. Махачкала, ул. Коркмасова, 13 «а» (напротив ЦУМа, рядом с выпечкой «Золотой улей»).
16 Апрель 2018
Мы продолжаем обзор по страницам книг о Великой Отечественной войне, выпущенным в свет в издательском доме «Эпоха». … «Папочка, я глупая была, что не слушала тебя. Ведь здесь, на фронте, всё бы пригодилось мне, а сейчас приходится навёрстывать упущенное. Но ничего, кончится война, и я приеду не такая Клара – сорванец, как раньше, а совершенно закалённая в боевых действиях». «Папочка! Я работаю пока телефонисткой. Если бы ты знал, как мне не хочется быть здесь. Обещают направить в санинструктора. Вот тогда я буду счастлива». «Папочка, теперь я уже разведчица. Как я рада, сколько об этом я мечтала. Завтра утром иду в разведку. Наконец, самая счастливая минута в моей жизни настала. Я буду стараться, верь, папочка, чтобы больше принести пользы нашей Родине». 3.XII.1943 г. «Папа, если бы ты знал, какое у меня горе: меня из разведки перевели в санроту… Ты, наверное, думаешь, что твоя дочь воюет, а они… сидит в санроте. На днях буду именинницей, исполняется 15 лет, а я ничем не смогу отметить день своего рождения». 5.XII.1943 г. «…А ко всему этому хотят отправить ещё в тыл. Это я сегодня узнала. Папочка, скажи, за что они меня так обижают. Всё равно я не поеду в тыл, а буду находиться на передовой. Они думают, что если мне 15 лет, так я не могу приносить пользу Родине. Но я всё равно это докажу, понял?» 9.XII.1943 г. «Папочка, сегодня ухожу из санроты в свою разведку. Ой, сколько радости! Папа, сходи в горком комсомола и возьми там справку о том, что я у них вступила в комсомол, а то билет мой сгорел во время бомбёжки». В письме от 17.X.1944 г. она просит поздравить её с получением ордена Славы III степени и с представлением ещё к одной награде. Кем только на войне этой девчонке не пришлось быть: разведчиком, санинструктором, телефонистом, артиллеристом. Она проникла в тыл противника и принесла важные сведения. Пятнадцатилетнюю разведчицу наградили медалью «За отвагу». И вот ещё письмо: «Мне здесь не верят, что я 1928 г. рождения. Папочка, и ты не поверишь, не узнаешь меня… У меня появилось много седых волос. Быть на передовой – это не так просто». Так шла жизнь Клары Солоненко, пока однажды на задании её тяжело не ранили в левое плечо. С трудом доползла она до своих. Попала в госпиталь. Вылечили. Не отпустили, сделали санитаркой. То, что дальше произошло, граничит с мистикой и чудом. После дежурства она вышла во двор. Обратила внимание на женщину, которую несли на носилках. На гимнастёрке – орден Боевого Красного Знамени. – Мама! – закричала Клара. Они узнали друг друга. Я потороплю события. Когда Полина Лукьяновна выздоровела, то стала уговаривать дочь, чтобы та вернулась в Кизляр. Клара – наотрез. Тогда мать забрала дочь в свою часть. Докладывая командиру полка, Полина Лукьяновна добавила: «Я не одна. Со мною дочь!» – Такую семейственность я приветствую, – объявил комполка. Конечно, ни мать Клары, ни начальство не знали, какая беда ждёт девушку. Клару назначили санинструктором. В бою она, оказывая помощь раненым, заменила погибшего пулемётчика, но и сама была ранена… Она выздоровела и снова увидела с матерью. А 22 октября 1944 года девушка погибла… Бой шёл за высоту на польско-чехословацкой границе. Противник совершил артналёт на батарею, где служила Клара Солоненко. Она бросилась от одного раненого к другому, совершенно не думая о себе. Исполнила долг сестры милосердия. Осколок попал ей в голову. Кроме того, Клара была тяжело ранена в правую стопу, правое бедро, правое плечо с ожогом правой кисти руки. Комбат на руках вынес Клару Солоненко с поля боя. Пульс не прощупывался. Офицер, наверное, плакал первый раз в жизни. Через час на батарею пришла её мать – Полина Лукьяновна. Платком вытерла кровь с лица дочери, поправила гимнастёрку, из нагрудного кармана Клары вынула комсомольский билет, портрет Зои Космодемьянской и неотправленное письмо отцу в Кизляр. Её похоронили на польской земле… Историю Клары Алексеевны Солоненко из Кизляра, не дожившей до своего 16-летия, поведал Булач Гаджиев в своей книге «Дочери Дагестана». Глядя на сегодняшних сверстниц Клары Солоненко, трудно даже представить, что они справились бы с испытаниями, выпавшими на долю геройски погибшей девчонки. Да и представлять не надо – не для того погибли Клара и миллионы советских солдат и мирного населения! К сожалению, последующие поколения не уберегли эту – пропитанную кровью и горклым запахом сожжённых заживо жертв, сгоревших деревень и городов, – победу… Приглашаем дагестанцев и гостей республики посетить салон книги издательского дома «Эпоха». Здесь вы найдёте немало книг, посвящённых трагическим, героическим событиям 1941–1945 гг. Среди них достойное место занимает и книга Б. Гаджиева «Дочери Дагестана». Часы работы салона: с 9:00 до 18:00 – в будни и с 10:00 до 15:00 – в субботу; воскресенье – выходной. Напоминаем наш адрес: г. Махачкала, ул. Коркмасова, 13 «а» (напротив ЦУМа, рядом с выпечкой «Золотой улей»). Добро пожаловать!
11 Апрель 2018
Copyright © ООО "ИД "Эпоха" 2005 г.
Вход для администратора