На главную
Последние поступления
Фотогалерея
Журналы
Наши книги
Контакты
Интернет-магазин
Купить вне Дагестана
Благотворительные издания
Книга отзывов
Блог





Все новости
ЧЕЛОВЕЧНОСТЬ
08.12.2017

Имей сердце, имей душу, и будешь человек во всякое время. (Денис Иванович Фонвизин)

 
ПАДАЕТ СНЕГ
08.12.2017

Падает снег, падает снег –

Тысячи белых ежат...

А по дороге идёт человек,

И губы его дрожат.

 

Мороз под шагами хрустит, как соль,

Лицо человека – обида и боль,

В зрачках два чёрных тревожных флажка

Выбросила тоска.

 

Измена? Мечты ли разбитой звон?

Друг ли с подлой душой?

Знает об этом только он

Да кто-то ещё другой.

 

Случись катастрофа, пожар, беда –

Звонки тишину встревожат.

У нас милиция есть всегда

И «скорая помощь» тоже.

 

А если просто: падает снег

И тормоза не визжат,

А если просто идёт человек

И губы его дрожат?

 

А если в глазах у него тоска –

Два горьких чёрных флажка?

Какие звонки и сигналы есть,

Чтоб подали людям весть?!

 

И разве тут может в расчёт идти

Какой-то там этикет,

Удобно иль нет к нему подойти,

Знаком ты с ним или нет?

 

Падает снег, падает снег,

По стеклам шуршит узорным.

А сквозь метель идёт человек,

И снег ему кажется чёрным...

 

И если встретишь его в пути,

Пусть вздрогнет в душе звонок,

Рванись к нему сквозь людской поток.

Останови! Подойди!

 

(Эдуард Асадов)

 

 
НЕПРЕЛОЖНАЯ ИСТИНА
07.12.2017

Легко гордиться прошлым своего народа, которое ты не создавал; сложнее соответствовать этому великому прошлому.

 
ИЗ СОКРОВИЩНИЦЫ «ЭПОХИ»
07.12.2017

В те времена на бульваре Тампль можно было часто встретить мальчика лет  одиннадцати-двенадцати, настоящего гамена. На нём были длинные мужские штаны и женская кофта. Но штаны были не отцовские, а кофта не материнская. Чужие люди из жалости одели его в эти лохмотья.

А были у него и отец и мать. Но отец о нём не заботился, а мать его не любила, так что его смело можно было назвать сиротой.

Привольно он чувствовал себя только на улице. Это был бледный и болезненный мальчик, но проворный, ловкий, смышлёный и большой шутник. Он постоянно был в движении: бродил, распевая песенки, по улицам, рылся в сточных канавах, воровал понемножку, но легко и весело, как воруют кошки или воробышки, смеялся, когда его называли шалопаем, и сердился, когда его обзывали бродягой.

У него не было ни крова, ни хлеба, некому было пригреть и приласкать его, но он не тужил. Однако, как ни был он заброшен, ему всё-таки иногда приходило в голову: «Пойду повидаю мать». Он расставался с привычными местами, с шумными площадями, бульварами, спускался к набережным, переходил мосты и, в конце концов, добирался до предместья, населённого беднотой.

Там, в убогой лачуге, жила семья весёлого мальчугана. Он приходил, видел вокруг горе и нищету, но что печальнее всего – он не видел здесь ни одной приветливой улыбки; холоден был пустой очаг, и холодны были сердца.

Когда он появлялся, его спрашивали: «Откуда ты?» Он отвечал: «С улицы». Когда он уходил, его спрашивали: «Куда ты?» – «На улицу», – отвечал он. А мать кричала ему вслед: «И что тебе здесь было нужно?»

Мальчик жил, не видя любви и заботы, точно бесцветная травка, которая растёт в погребах. Он не страдал от этого и никого не винил. Он даже не знал точно, какие должны быть отец и мать.

Мы позабыли сказать, что на бульваре Тампль этого гамена прозвали Гаврош.

Пусть читателя не удивляет, что рассказ о Гавроше — герое французского классика Виктора Гюго, мы включили в «Сокровищницу «Эпохи». Таких, как Гаврош — сотни, а может и тысячи, один из них – Каменный мальчик из лезгинского эпоса. Это дети с большим сердцем и чистой душой, не склонившиеся перед врагом и не пожалевшие своей жизни ради светлого будущего. Они стали символами бесстрашия и свободы. Мальчикам и девочкам будут интересны эти рассказы, они многому научат.

Приобрести книгу «Сердце Героя» можно в салоне книги издательского дома «Эпоха». Добро пожаловать на ул. Коркмасова, 13 «а»!

 
ЗАВЕЩАНИЕ
06.12.2017

Дети мои! Сыновья, кровинки мои, прошу вас, когда я уйду с этой прекрасной земли в землю, никогда не слушайте песню «Мамины глаза». Я знаю: вы и так не забудете мои глаза; ведь с такой любовью и гордостью на вас уже никто смотреть не будет. (Фазу Алиева)

 
ИЗ СОКРОВИЩНИЦЫ «ЭПОХИ»
06.12.2017

…Когда я впервые услышала песню Тамары Гвердцители «Мамины глаза», мне стало плохо: именно так, как пела певица, светились голубовато-зелёные, чуть навыкате глаза моей мамы. Больше слушать эту песню я не могла, я уходила во двор и в одиночестве вспоминала мамину трагическую жизнь.

Как-то я получила пригласительный билет на концерт Тамары Гвердцители, но отдала его невестке и пошла гулять в парк.

Вдруг меня окликнули соседи Рамазан и его жена Джарият.

– Ты чего на концерт не идёшь?

– Я в Москве была на её концерте, очень хорошо поёт! – коротко ответила я и пошла дальше.

Наш дом на улице Гаджиева, 3, наверное, особый дом. Там живут доброжелательные, щедрые душой люди. Моими соседями были Хаппалаевы. Это была примерная, трудолюбивая семья, где царила жёсткая дисциплина – слово отца или матери обжалованию не подлежало. Здесь был культ честности, порядочности, культ знаний, интеллигентности. Все дети учились «на отлично», и даже в то время, когда никакая опасность никому не угрожала, был у них свой семейный закон: в восемь часов вечера все сыновья должны были быть дома, а единственная дочка Ажай – сразу после уроков.

Юсуп Рамазанович Хаппалаев – известный и любимый всеми читателями поэт – был малословный, мудрый человек; он говорил редко, но каждое его слово доходило до глубины сердца. Когда меня терзали завистники, я просто заходила к ним, молча садилась на диван. Он сразу всё чувствовал и, обняв меня, говорил: «Сестра, запомни навсегда: на дерево, которое не даёт плодов, камни не бросают».

Юсуп души не чаял в своей жене Шамсият, она была учителем, преподавала физику в школе. Юсуп Рамазанович называл её Шамси. Она очень вкусно готовила; как правило, в воскресенье с утра сообщала нам: «Сегодня не готовьте обед, я делаю хинкал!» Делала она его очень долго, тщательно, хинкалики – маленькие ракушки, одна в одну, как бусинки, и подлива была особая.

Никогда мы не слышали, что дети ей в чём-то перечили, они всегда слушали и выполняли все требования родителей. Их истинно нравственный стержень проявился, когда Шамсият заболела. Все дети приходили с самого утра и сидели рядом, держали её руки. Когда Шамсият не стало, они, взрослые сыновья, плакали. Я их обнимала, рыдая, говорила утешительные слова – и те, которые принято у нас говорить в горах, и многие другие, которые подсказывало моё сердце, тронутое красотой сыновней любви и сыновнего горя…

На концерт Тамары Гвердцители звал меня Рамазан, старший сын Шамсият. А на другое утро мне сообщили, что он умер. Поверить в это было невозможно. Жена Рамазана рассказывала потом, что с начала до конца песни «Мамины глаза» он плакал… Я не знаю, какой диагноз поставили врачи: «Любовь к матери» или «Сила искусства», но мне кажется, что он просто не выдержал наплыва чувств.

Дети мои! Сыновья, кровинки мои, прошу вас, когда я уйду с этой прекрасной земли в землю, никогда не слушайте песню «Мамины глаза». Я знаю: вы и так не забудете мои глаза; ведь с такой любовью и гордостью на вас уже никто смотреть не будет.

 

Вчера Фазу Гамзатовне Алиевой – народной поэтессе Дагестана, исполнилось бы 85 лет. Её не стало 1 января 2016 года, но жизнь талантливой и мудрой горянки, снискавшей признание во всём мире, продолжается в её творческом наследии  – в книгах, которые по-прежнему востребованы. Они притягивают к себе искренностью, добротой, открытостью, вековой мудростью, дарят позитивную ауру.

Мы привели один из очерков из книги «Цена добра» Фазу Алиевой. Эту книгу, а также книги «Рай под ногами матерей», сборник лучших поэм «Вечный огонь» можно приобрести в салоне книги издательского дома «Эпоха», что на Коркмасова, 13 «а».

Добро пожаловать! Мы рады всем любителям книги!

 

 
МУДРЫЕ СЛОВА
05.12.2017

Нет царя, что не произошёл бы от раба, и нет раба не царского рода. (Сенека)

 
ИЗ СОКРОВИЩНИЦЫ «ЭПОХИ»
05.12.2017

В горах среди аварцев считалось необычным, когда кто-либо женился по любви без обручения с малых лет. Дети должны были выполнить волю родителей в вопросах женитьбы.

Родители старались найти невесту для своего сына ещё тогда, когда он лежал в люльке, и лишь в крайнем случае не позже того времени, когда сыну исполнялось 10–12 лет.

Родители дочерей сами никогда не искали женихов для них, это считалось недостойным. Обычно отец жениха или ближайший родственник его ходили к отцу невесты, а если нет отца, – к ближайшему родственнику по отцовской линии и изъявляли желание обручить сына с их дочерью. Сразу на обручение дочери родители не давали согласия, хотя они очень ждали такого обручения. Они отвечали, что посоветуются со старейшинами тухума, а потом решат. Когда второй раз приходил представитель со стороны жениха, ему определённо отвечали или да, или нет.

При решении этого вопроса основное значение имело имущественное положение сторон: если жених равного состояния или выше, то обручение могло состояться, а если он беднее, чем девушка. То, как правило, получал отказ.

Кроме имущественного положения серьёзную роль играла и сословная принадлежность жениха: если его родители или один из его родителей даже в 7–10 поколении являлись рабами, то с ним не обручали свою дочь родители из свободных сословий. Надо отметить, что женитьба юноши на девушке приниженного сословия не считалась в такой сильной степени позором, как выдача дочери замуж за представителя того сословия.

Если обручение состоялось, то ни жених, ни невеста по достижении зрелого возраста не имели права нарушить обручальный договор, даже если они друг друга и не любили. На этой почве немало девушек кончало жизнь самоубийством: чтобы не выходить замуж за нелюбимого человека, они бросались с высоких скал, бросались в бурные реки, отдавая своё тело на произвол бушующих волн диких горных рек; иногда обливали себя керосином и сжигали; вешались редко.

Юноша уходил из аула, и старательные родители навсегда лишались его, так ка он не давал о себе знать.

Если обручённая девушка выходила замуж за другого, это считалось большим позором для обручённого, и он должен был в качестве мести отрезать её косы, или снять с неё головной платок или одежду, или убить того, кто на ней женился. В противном случае для него не было жизни среди общества, его считали трусом. На этой почве часто происходили убийства, в результате чего возникала кровная вражда. Горская пословица гласить, что вражда, возникшая из-за женщины, никогда не кончается (вернее, кровь, пролитая из-за женщины, никогда не остывает).

Этот вредный обычай ещё окончательно не изжит, он даёт о себе знать и по сей день.

Если девушка осталась необручённой до совершеннолетия, то даже родная мать упрекала её, что на неё нет спроса, нет покупателя. Такая девушка не ценилась, что доставляло ей тяжёлые переживания. Нередки были случаи, когда после подобных упрёков, особенно со стороны мачехи, девушка кончала жизнь самоубийством…

Этот обряд обручения давно уже изжит, о нём нам могут рассказать разве что наши бабушки, слышавшие разные душещипательные, порой трагические, истории из уст своих бабушек. А ещё прочитать о прошлой жизни, обычаях и адатах горцев можно в книге «Законы вольных обществ Дагестана XVIIXIX вв.», составленной и собранной по архивным материалам историком Хаджи-Мурадом Хашаевым. Почитайте. Многие положения сегодня могут показаться нелепыми. Но таковы были законы обществ, их придерживались и неукоснительно соблюдали.

Приобрести книгу «Законы вольных обществ Дагестана XVII–XIX вв.» можно в салоне книги издательского дома «Эпоха».

Добро пожаловать на ул. Коркмасова, 13 «а».

 
ОТКРЫТИЕ ДНЯ
04.12.2017

Мне кажется, Всевышний снисходительней, чем многие из наших мулл… (Жанна Абуева)

 
НОВИНКА!!!
04.12.2017

В издательском доме «Эпоха» вышел сборник стихов «Молитва». Это уже двадцатая книга в копилке поэта, писателя и публициста Абуевой Нажабат (Жанны) Надыровны.

Каждый новый сборник как новая веха в преодолении, движении вперёд. В молодости человека вдохновляют любовь, страсти… С возрастом же, получив опыт жизни в страстях, сделав выводы, познав и приняв себя, человек переходит от страстей к духовности, поднимается к более гармоничной жизни, становится мудрым и смиренным перед испытаниями Всевышнего. Именно к такому периоду можно отнести книгу Жанны Абуевой «Молитва» (Благодарю Тебя, Всевышний, за покой, за мир и свет, даруемый Тобой…)

 

…Как часто в повседневной суете

Себя мы тешим собственной гордыней,

Воображая, что в своей судьбе

Мы царствуем… А царства нет в помине.

 

Уж кажется, что нам подвластно всё,

В воображенье мним себя богами,

Спешим вперёд… Но рок подул в лицо –

И ускользает почва под ногами…

 

Приобрести сборник стихов Жанны Абуевой «Молитва» можно в салоне книги издательского дома «Эпоха». Мы находимся в центре города – на ул. Коркмасова, 13 «а».

Добро пожаловать! 

 
<< В начало < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая > В конец >>

Всего 81 - 90 из 1129
Новости
Мы продолжаем обзор по страницам книг о Великой Отечественной войне, выпущенным в свет в издательском доме «Эпоха». Прошу вас, люди, И родных, и близких, Знакомых И незнакомых мне, Увидев рядом контур обелиска, Руль иль коня оставьте в стороне И, спешившись, Пройдите эти метры – Наедине, в молчанье, не спеша. Услышите вы, как гудит бессмертье, Как снова ваша ощутит душа Дыхание печали той высокой, Которая полна мечтой одной, Чтоб яблоки не падали до срока, Не потрясали шар земной… (Ф. Алиева. Поэма «Восхождение») *** «В горном ауле Хунзах жил простой труженик – чабан Муртаза. У него было семеро сыновей. Муртаза готовил их к мирному труду, но началась война, и четверо старших, в том числе несовершеннолетний Арип, ушли на фронт. Трое из них воевали на польской земле, не зная, что находятся недалеко друг от друга. Двое погибли: Гамзат, защищая село Грушко… а Гаджияв погиб, защищая другое польское село, – Дембаво. Оба брата похоронены на польской земле. Семь раз, преклонив колени, я возлагала цветы на могилу Гамзата и столько же раз побывала на месте последних боёв, где совершил он свой подвиг. Семье Муртазаевых я посвятила поэму «Восхождение», – читаем в предисловии к книге «Вечный огонь». Вышеприведённые строки взяты из этой поэмы. В сборник народной поэтессы Дагестана Фазу Алиевой «Вечный огонь» вошли особенно дорогие сердцу автора поэмы. Это – «Восемнадцатая весна», посвящённая Герою Советского Союза Ахмеду Абдулмажидову. Это – «Вечный огонь», боль матерей, чьи сыновья стали неизвестными солдатами. Это – «Красные жаворонки», итог многолетней работы, три месяца из них – в архивах Бухенвальда. Это – «Хатынь» – плод посещения музея бывшей белорусской деревни Хатынь. Это – «Гора не боится града», о тяжёлой судьбе горского парня Шапи. Это – «Комиссар», о героях-афганцах, достойных своих отцов и дедов. И, наконец, поэма «Реквием» – о героях, наших современниках. Приглашаем дагестанцев и гостей республики посетить салон книги издательского дома «Эпоха». Здесь вы найдёте немало книг, посвящённых трагическим, героическим событиям 1941–1945 гг. Среди них достойное место занимает и сборник лучших поэм народной поэтессы Дагестана Фазу Алиевой «Вечный огонь» (количество ограничено). Часы работы салона: с 9:00 до 18:00 – в будни и с 10:00 до 15:00 – в субботу; воскресенье – выходной. Напоминаем наш адрес: г. Махачкала, ул. Коркмасова, 13 «а» (напротив ЦУМа, рядом с выпечкой «Золотой улей»). Добро пожаловать!
19 Апрель 2018
Одним из немногих плюсов, которые принесла с собою пресловутая горбачёвская перестройка, стало открытие границ, в результате чего советские люди, наконец-то, получили возможность путешествовать по миру… Мир мусульманского Востока был совершенно отличен от того, что ей довелось увидеть в Европе. Если Италия в своё время потрясла её изумительными видами и древними памятниками, архитектурой и искусством Средневековья и Возрождения, то в Сирии она вдруг наполнилась ощущением некой сопричастности к мусульманской культуре, ещё более охватившим её в Эмиратах. Ей нравилось то, как одеты мусульманские женщины, и как кричат азан одновременно во всех мечетях города, и с каким благоговением почитают арабы Всевышнего, выстраивая свою жизнь и свои поведенческие нормы таким образом, чтобы Он был ими доволен. «Мы не можем совершать плохих поступков, – сказал Марьяше водитель туристического автобуса, с которым она разговорилась по пути в аэропорт. – Вы этого не увидите и не узнаете, но Аллах-то всё видит! А мы очень боимся Аллаха!» Данное рассуждение поразило Марьяшу своей простой и одновременно высочайшей моралью, и она констатировала про себя с сожалением, что немногие из её соотечественников стали бы рассуждать подобным образом. По возвращении домой она не раз обращалась в мыслях и беседах к тому, что видела у арабов. На ум пришли вдруг слова Киплинга о том, что Запад есть Запад, а Восток есть Восток, и что вместе им не сойтись… (Жанна Абуева «Дагестанская сага». Книга 3). К сожалению, той Сирии, которой восторгалась героиня Жанны Абуевой, уже нет. На её месте руины, в которых ищут убежище покалеченные душевно и физически сирийцы. Война за нефть, развязанная здесь Соединёнными Штатами, поглощает каждый день всё новые жертвы, в точечных бомбовых ударах гибнут дети, женщины, старики… Третья книга «Дагестанской саги» повествует о последствиях, связанных с так называемой горбачёвской перестройкой и ельцинской демократией. Приобрести её можно в салоне книги издательского дома «Эпоха» по адресу: г. Махачкала, ул. Коркмасова, 13 «а» (напротив ЦУМа, рядом с выпечкой «Золотой улей»). Часы работы салона: с 9:00 до 18:00 – в будни и с 10:00 до 15:00 – в субботу; воскресенье – выходной. Добро пожаловать!
17 Апрель 2018
«Всё для горца имеет цену, но бесценна для него земля родная. Как-то ко мне пришла пожилая женщина, одетая в турецкий наряд. Это была грузинка, вышедшая ещё в молодости замуж за турка и прожившая в Стамбуле сорок лет. Причина её прихода была следующая: живя в Стамбуле, она была знакома с потомками Шамиля, знаменитого имама Дагестана и Чечни, по линии его младшего сына. – Как они живут? – спросил я. – Плохо. – Отчего же? – Оттого, что они потеряли Дагестан, оттого, что у них нет Родины. Узнав, что я возвращаюсь в СССР, они попросили меня побывать в родном ауле Шамиля, в местах, где он побывал, а также найти Вас. Они дали мне этот платок, чтобы завернули Вы в него немного дагестанской земли и послали им. Я развернул платок. На нём арабской вязью было вышито «Шамиль». Хотя рассказ грузинки меня и растрогал, но я решил посоветоваться с горскими стариками. – Стоит ли посылать нашу землю людям, которые предпочли чужбину родине? – спрашиваю у стариков. – Другим не надо было бы посылать, но потомкам Шамиля пошли, – ответили старики. Один из них принёс мне горсть земли из аула Шамиля, и мы завернули её в именной платок. Старик сказал: – Пошли им нашу землю, но напиши, что каждая крупица её бесценна... Эти строки взяты из книги-фотоальбома Расула Гамзатова «Очаг мой, Дагестан». Красочный, богато иллюстрированный альбом на русском и английском языках, разбавленный лучшими стихотворениями и поэмами народного поэта Дагестана, является вторым, дополненным изданием бестселлера 70-х годов ХХ века о Дагестане. Переизданная издательским домом «Эпоха», книга эта не утратила своей ценности. Её по-прежнему дарят друг другу как особую ценность, берут с собой в качестве официального подарка, просто оставляют на память. Надеемся, что подарочное издание «Очаг мой, Дагестан» Расула Гамзатова заинтересует гостей и участников Чемпионата Европы по спортивной борьбе, которые съедутся в Дагестан в конце месяца. Добро пожаловать в салон книги издательского дома «Эпоха». Наш адрес: г. Махачкала, ул. Коркмасова, 13 «а» (напротив ЦУМа, рядом с выпечкой «Золотой улей»).
16 Апрель 2018
Мы продолжаем обзор по страницам книг о Великой Отечественной войне, выпущенным в свет в издательском доме «Эпоха». … «Папочка, я глупая была, что не слушала тебя. Ведь здесь, на фронте, всё бы пригодилось мне, а сейчас приходится навёрстывать упущенное. Но ничего, кончится война, и я приеду не такая Клара – сорванец, как раньше, а совершенно закалённая в боевых действиях». «Папочка! Я работаю пока телефонисткой. Если бы ты знал, как мне не хочется быть здесь. Обещают направить в санинструктора. Вот тогда я буду счастлива». «Папочка, теперь я уже разведчица. Как я рада, сколько об этом я мечтала. Завтра утром иду в разведку. Наконец, самая счастливая минута в моей жизни настала. Я буду стараться, верь, папочка, чтобы больше принести пользы нашей Родине». 3.XII.1943 г. «Папа, если бы ты знал, какое у меня горе: меня из разведки перевели в санроту… Ты, наверное, думаешь, что твоя дочь воюет, а они… сидит в санроте. На днях буду именинницей, исполняется 15 лет, а я ничем не смогу отметить день своего рождения». 5.XII.1943 г. «…А ко всему этому хотят отправить ещё в тыл. Это я сегодня узнала. Папочка, скажи, за что они меня так обижают. Всё равно я не поеду в тыл, а буду находиться на передовой. Они думают, что если мне 15 лет, так я не могу приносить пользу Родине. Но я всё равно это докажу, понял?» 9.XII.1943 г. «Папочка, сегодня ухожу из санроты в свою разведку. Ой, сколько радости! Папа, сходи в горком комсомола и возьми там справку о том, что я у них вступила в комсомол, а то билет мой сгорел во время бомбёжки». В письме от 17.X.1944 г. она просит поздравить её с получением ордена Славы III степени и с представлением ещё к одной награде. Кем только на войне этой девчонке не пришлось быть: разведчиком, санинструктором, телефонистом, артиллеристом. Она проникла в тыл противника и принесла важные сведения. Пятнадцатилетнюю разведчицу наградили медалью «За отвагу». И вот ещё письмо: «Мне здесь не верят, что я 1928 г. рождения. Папочка, и ты не поверишь, не узнаешь меня… У меня появилось много седых волос. Быть на передовой – это не так просто». Так шла жизнь Клары Солоненко, пока однажды на задании её тяжело не ранили в левое плечо. С трудом доползла она до своих. Попала в госпиталь. Вылечили. Не отпустили, сделали санитаркой. То, что дальше произошло, граничит с мистикой и чудом. После дежурства она вышла во двор. Обратила внимание на женщину, которую несли на носилках. На гимнастёрке – орден Боевого Красного Знамени. – Мама! – закричала Клара. Они узнали друг друга. Я потороплю события. Когда Полина Лукьяновна выздоровела, то стала уговаривать дочь, чтобы та вернулась в Кизляр. Клара – наотрез. Тогда мать забрала дочь в свою часть. Докладывая командиру полка, Полина Лукьяновна добавила: «Я не одна. Со мною дочь!» – Такую семейственность я приветствую, – объявил комполка. Конечно, ни мать Клары, ни начальство не знали, какая беда ждёт девушку. Клару назначили санинструктором. В бою она, оказывая помощь раненым, заменила погибшего пулемётчика, но и сама была ранена… Она выздоровела и снова увидела с матерью. А 22 октября 1944 года девушка погибла… Бой шёл за высоту на польско-чехословацкой границе. Противник совершил артналёт на батарею, где служила Клара Солоненко. Она бросилась от одного раненого к другому, совершенно не думая о себе. Исполнила долг сестры милосердия. Осколок попал ей в голову. Кроме того, Клара была тяжело ранена в правую стопу, правое бедро, правое плечо с ожогом правой кисти руки. Комбат на руках вынес Клару Солоненко с поля боя. Пульс не прощупывался. Офицер, наверное, плакал первый раз в жизни. Через час на батарею пришла её мать – Полина Лукьяновна. Платком вытерла кровь с лица дочери, поправила гимнастёрку, из нагрудного кармана Клары вынула комсомольский билет, портрет Зои Космодемьянской и неотправленное письмо отцу в Кизляр. Её похоронили на польской земле… Историю Клары Алексеевны Солоненко из Кизляра, не дожившей до своего 16-летия, поведал Булач Гаджиев в своей книге «Дочери Дагестана». Глядя на сегодняшних сверстниц Клары Солоненко, трудно даже представить, что они справились бы с испытаниями, выпавшими на долю геройски погибшей девчонки. Да и представлять не надо – не для того погибли Клара и миллионы советских солдат и мирного населения! К сожалению, последующие поколения не уберегли эту – пропитанную кровью и горклым запахом сожжённых заживо жертв, сгоревших деревень и городов, – победу… Приглашаем дагестанцев и гостей республики посетить салон книги издательского дома «Эпоха». Здесь вы найдёте немало книг, посвящённых трагическим, героическим событиям 1941–1945 гг. Среди них достойное место занимает и книга Б. Гаджиева «Дочери Дагестана». Часы работы салона: с 9:00 до 18:00 – в будни и с 10:00 до 15:00 – в субботу; воскресенье – выходной. Напоминаем наш адрес: г. Махачкала, ул. Коркмасова, 13 «а» (напротив ЦУМа, рядом с выпечкой «Золотой улей»). Добро пожаловать!
11 Апрель 2018
Copyright © ООО "ИД "Эпоха" 2005 г.
Вход для администратора