На главную
Последние поступления
Фотогалерея
Журналы
Наши книги
Контакты
Интернет-магазин
Купить вне Дагестана
Благотворительные издания
Книга отзывов
Блог





Все новости
ИЗ СОКРОВИЩНИЦЫ «ЭПОХИ»
15.03.2018

В малой семье женщина чувствовала себя полноправной хозяйкой, объём выполняемых ею работ намного расширился. Если раньше в большой семье существовало разделение труда между женщинами и каждой из них «старшая» поручала какую-нибудь часть работы, то сейчас вся тяжесть домашнего быта ложилась на плечи одной женщины, теперь только она была в ответе за всё. Но вместе с увеличением объёма работ, выпадавшего на долю женщины, росли её престиж и значимость в семье и обществе. Она имела определённое влияние на мужа, могла в чём-то его переубедить, повернуть дело так, как ей было выгодно, при этом она не забывала повторять: «Агьлюню югенлери эрни къолуна болма герек» (Бразды правления должны находиться в руках мужчины). Здесь всё зависело от ума и такта женщины. Если жена старалась с первых же дней совместной жизни «прибрать» мужа к рукам, то, как правило, она настраивала его против себя и вызывала неодобрение со стороны родственников мужа.

Так, у дагестанских азербайджанцев существует на этот счёт предание о женщине, которая, выдавая дочь замуж, дала ей такое наставление:

«Для того чтобы стать в доме полноправной хозяйкой и безраздельно править мужем, ты должна пройти через "три моста". Когда ты будешь сидеть рядом с мужем, то, вставая, наступи ему на ногу, да так, чтобы он почувствовал боль; в следующий раз постарайся встать, опираясь на его колено; в третий раз ты должна встать, опираясь на его голову».

После свадьбы новобрачная начала действовать, как учила ее мать. В первый раз, когда, вставая с места, она наступила мужу на ногу, он промолчал. Во второй раз, когда она надавила ему на колено, он вновь смолчал. Но когда она в третий раз попыталась встать, опираясь на его голову, то он схватил ее за руку и отшвырнул от себя, сказав: «Иди домой и передай своей матери, что третий мост ты не перешла!».

О взаимоотношениях, бытовавших в семье в прошлые века, вы можете прочитать в книге «Мужчина и женщина в традиционной культуре тюркоязычных народов Дагестана (XIX – нач. XX в.)» М. Гимбатовой. В это, наверное, трудно поверить в наш 21-й век, но в некоторых семьях (неразделённых) патриархальные порядки с соблюдением строгой иерархии между членами семьи до сих пор еще соблюдаются и сохраняются. Хорошо это или плохо? На этот вопрос вы найдете ответ, прочитав книгу «Мужчина и женщина…» Её можно приобрести в салоне книги ИД «Эпоха», что по ул. Коркмасова, 13 «а».

В мире книг вам поможет сориентироваться наш продавец-консультант – с 9.00 до 18.00 в будние дни и с 10.00 до 15.00 в субботу. 

Добро пожаловать!

 
ИЗ СОКРОВИЩНИЦЫ «ЭПОХИ»
14.03.2018

— … Поэтому я ещё раз отметаю все эти разговоры с улицы о зависти, ревности и прочей ерунде, — продолжает свой монолог Загалав Абдулбеков. — Али был человеком слишком высокого полёта, чтобы завидовать победам своих учеников и последователей. Это на ковре. В личных схватках он мог остро реагировать на чужие победы, а иначе и не могло быть.

Конечно, у него было огромное желание стать Олимпийским чемпионом. Почему же Фортуна трижды отворачивалась от него?

На первой своей Олимпиаде он расслабился, ведь незадолго до неё Али побеждал всех своих соперников. А раз так, то он уже заранее видел себя чемпионом. Это была его первая ошибка.

Во второй раз, наоборот, он стал излишне осторожным, берёг себя, боялся ошибиться на ковре. И опять поражение.

В третий раз он понимал, что это его последний шанс, — скорее всего, сдали нервы.

Законы спорта не всегда поддаются логике, не всегда объяснимы. Особенно сильно это проявляется на Олимпийских играх, где нередко победу празднуют обласканные Фортуной везунчики, а не те, кого считали главными претендентами на успех. Так было и с Али Алиевым, сильнейшим борцом в своё время, которому фатально не везло на олимпийских турнирах.

Знания молодых спортсменов о великом земляке очень скупы – только, что он был пятикратным чемпионом мира. А некоторые и вовсе не слышали о нём. Доктор педагогических наук, профессор Юрий Шахмурадов посчитал своим долгом и моральным правом восполнить этот пробел. Он не стал ограничивать книгу собственным повествованием и дополнил её воспоминаниями об Али Алиеве его друзей, соратников, учеников — всех тех, кто долгие годы был рядом с ним и хорошо его знал.    

Двуязычная книга (русский и английский) Юрия Шахмурадова «Наш Али» исполнена в подарочном формате, насыщена цветными и чёрно-белыми иллюстрациями. Приобрести её можно в салоне книги издательского дома «Эпоха», что на улице Коркмасова, 13 «а».

Добро пожаловать!

 

 
ИЗ СОКРОВИЩНИЦЫ «ЭПОХИ»
13.03.2018

Ему была дарована волшебная сила, беспрецедентная среди святых. Его способность видеть скрытое во Вселенной, его знания о состоянии людей после смерти – всё это было настолько безграничным, что ни одна книга не сможет в полной мере описать это.

Говорят, что когда он был молодой, он часто видел имя «Аллах», написанное светом между небом и землёй. Это выработало в нём скромность и покорность.

Никто не мог сфотографировать его – камера ломалась на части. Если кто старался нарисовать его карандашом, то он ломался или на следующий день изображение исчезало. Он говорил: «Я не хочу, чтобы меня знали в этом мире после моей смерти, потому что я не желаю для себя никакой формы существования».

Однажды он ехал со своей семьёй в хадж. Они оказались в пустыне без воды, и все очень хотели пить. Он сказал слуге: «Иди, принеси немного воды». А тот отвечает: «О, мой Шейх, как я найду воду в этой пустыне?». Шёл караван. Но воды ни у кого не было, у всех бурдюки были пустые.

Тогда Шейх взял пустой бурдюк и пошёл в пустыню. Через 10 минут он вернулся, неся полный  бурдюк воды. Водой из этого бурдюка он утолил жажду своего окружения и целого каравана, наполнил все их бурдюки, а первый бурдюк так и остался полным – как будто из него никто не пил...

В книге «Накшбандийский Суфийский Путь, История и Путеводитель Святых Золотой Цепи» известный богослов Шейх Муххамад Хишам Каббани впервые ознакомил читателей с жизнью всех 40 Святых шейхов Золотой Цепи, 8 из которых являлись шейхами из Дагестана. Приведённый отрывок повествует о шейхе Абдурахмане (Абу Ахмад) ас Сугури.

Книга «Накшбандийский Суфийский Путь, История и Путеводитель Святых Золотой Цепи» была издана в 1995 г. в Чикаго (США) на английском языке, позднее на русский язык её перевела Патина Варисова. Приобрести её можно в салоне книги «Эпоха», что на ул. Коркмасова, 13 «а».

Добро пожаловать в салон книги "Эпоха"!

 
С ЖЕНСКИМ ДНЁМ!
07.03.2018

Месяц март ассоциируется у всего мира с расцветом, любовью, возрождением жизни. Главным «виновником» всех этих превращений является Женщина, и сама раскрывающаяся как цветок и вдруг являющая миру свою красоту, обворожительную улыбку и исцеляющий блеск глаз.

Дорогие женщины, не теряйте своё очарование, дарите близким своё тепло и нежность как можно дольше! Издательский дом «Эпоха» желает каждой из вас быть единственной и неповторимой!

Мы всегда будем рады встрече с вами в салоне книги «Эпоха», что на Коркмасова, 13 «а».

 
ИСТОЧНИК МОЛОДОСТИ
07.03.2018

Японская сказка

Жили-были старик со старухой. Однажды старик ушёл в лес и к вечеру не вернулся. А наутро подошёл к дому молодец с вязанкой за плечами. Присмотрелась старуха, а это её старик, точь-в точь, какой он был в 20 лет.

— Что с тобой случилось? — спросила она.

— Вчера, как всегда, пришёл я в горы за хворостом, увидел красивую птицу и пошёл за ней. Привела она меня к ручью, выпил я воды из ручья и почувствовал себя сильнее, а потом уснул. Наутро вернулся домой. Вот и всё.

С завистью выслушала старуха этот рассказ и на следующий день пошла к источнику.

Муж прождал несколько дней и наконец пошёл искать её. У ручья нашёл он запутавшегося в платье старухи младенца...

С тех пор молодец ходит к соседям за молоком для своей маленькой девочки...

 
ИЗ СОКРОВИЩНИЦЫ «ЭПОХИ»
05.03.2018

Ради чести своего сына

У кумторкалинца Гапура дядя был холост. Однажды Гапур его спрашивает: «В Муслимауле (ныне Атланаул) я приметил одну красавицу. Как смотришь, если поеду за ней?» Уламывать дядю пришлось долго. Наконец он сдался. Договорились и с невестой. Через месяц отправились за красавицей, и вдруг она заартачилась: «До меня дошёл слух, что жених в возрасте, да ещё и скуп, потому даю отказ».

А в это время в Кумторкале уже полным ходом гуляет свадьба, народ ждёт невесту. Не с пустыми же руками возвращаться. Уговорили какую-то вдову и повезли.

Дядя – ни в какую: по приметам понял, что привезли не ту. Тогда мать Гапура, тоже родом из Муслимаула, взяла за руку вдову и повела к себе домой: «Будешь второй женой моего мужа!». А обделённый жених собрал нескольких молодцев, поскакал в Муслимаул, выкрал красавицу и привёз к себе домой.

Жили они в довольствии. И вдова обрела своё счастье – почти до ста лет она прожила с отцом Гапура. А вот его родная мать, та, что приютила чужую женщину, пожертвовав собой ради чести своего сына, недолго протянула.

Эту быль, а не выдумку поведал в своей книге «Дочери Дагестана» Булач Гаджиев. И подобных историй в книге немало.

Приобрести книгу Б. Гаджиева «Дочери Дагестана» можно в салоне книги издательского дома «Эпоха». Мы находимся на ул. Коркмасова, 13 «а».

Добро пожаловать!

 
АКСИОМА
02.03.2018

«Если шах сошёл с ума, пусть идёт войной на Дагестан». (Иранская пословица)

 
ИЗ СОКРОВИЩНИЦЫ «ЭПОХИ»
02.03.2018

Надир-шах продолжал наслаждаться своим величием. Но, оставаясь один, он думал о неотомщённом брате и снова приходил в мрачную ярость. Казни приближённых по самым вздорным подозрениям облегчения уже не приносили.

Его жгла ненависть к горцам, посмевшим совершить то, что сделало шаха посмешищем в глазах других правителей. Два его победоносных похода в Дагестан были забыты. Соседских правителей мучила зависть из-за расширения границ Персидской державы, от успеха Индийского похода, от того баснословного богатства, которое Надир-шах вывез из Дели. Смириться со всем этим было трудно, зато можно было злословить о неотомщённой крови, о т ом, что шах веселится в своём дворце и забавляется фейерверками из драгоценных камней, когда убийцы его брата осмелели настолько, что отнимают у шаха все новые земли в Азербайджане.

Но шах стал слишком расчётлив, чтобы торопиться с принятием важных решений. Когда убили его другого брата и он бросился мстить, оставленный воевать с турками шах Тахмасп потерял всё, что Надир успел отнять у турков. Вернуть утраченное стоило больших трудов. Теперь всё должно было быть иначе. Пусть жажда мести сводит его с ума, безумие часто помогало ему одерживать победы там, где другие бы благополучно отступили.

Но брат! У шаха темнело в глазах, когда он думал о том, что убийцы Ибрагим-хана ещё живы.

Он пробовал найти утешение в вине, но оно казалось ему пресным. Он сверх меры курил кальян, заправленный самыми дурманящими травами, но и это не помогало. Шах наведывался в гарем, но, когда видел эту горянку, которой решил не касаться, пока не повергнет в прах её родину, остальные красавицы не будили в нём никаких чувств…

О вторжении Надир-шаха в Дагестан  и массовом героизме сплочённых горцев, давших отпор армии завоевателя мира и обративших врага в бегство, в последние годы пишется немало – это и научные труды, и публицистика, и художественная литература.

Посещение мест основных событий, встречи с историками, краеведами, потомками героев давних сражений, изучение архивных документов, писем, хроники и народного эпоса, знакомство с исследованиями современных учёных подвигли писателя Кази Шапиева к написанию романа «Крах тирана».

Безо всяких назиданий хочется только заметить нашим молодым современникам: обязательно прочитайте эту книгу – она того стоит! А приобрести её можно в салоне книги издательского дома «Эпоха», что на ул. Коркмасова, 13 «а». Уверяем вас: заглянув в наш салон однажды, вы станете здесь завсегдатаем.

Добро пожаловать! 

 
ИЗ СОКРОВИЩНИЦЫ «ЭПОХИ»
01.03.2018

В 136 году гиджри (754 г.) занял престол халифата Абу-Джафар-Мансур и назначил Езида, сына Асада, правителем Дербенда. После приезда Езида в Дербенд большое войско хазарского племени перешло границы и осадило этот город. Однажды ночью хазары, подойдя к крепости, приставили к стене деревянные срубы и пни, чтобы по ним перелезть в город. Узнав об этом, воины с башен и стен облили их зажжённою нефтью. Благодаря этому, хазары не смогли взять крепость и удалились.

Абу-Джафар-Мансур, потребовав к себе Езида, спросил его: «О сын Асада! Как обеспечить мусульман Дербенда от хазарских покушений?» Езид, сын Асада, ответил на это: «Укрепления, окружающие Дербенд, лежат в руинах. Если возобновить их и снабдить населением окрестные пункты, то хазары будут безопасны для Дербенда».

Халиф дал тогда приказ возобновить старые укрепления: Сувари, Мутаи, Кемахи и Симнан, которое называется теперь Чирки (Чиркей?), Дервак, Ерси и Хамиди. В этих укреплениях были водворены семь тысяч воинов с семействами, выведенные из Шама и Мусула.

Сверх того, Езид-бени Асад приказал, чтобы на границах, и особенно в крепости Сувари, каждый день караулили по 1000 человек. Он же ещё возвёл укрепления Езидие и Сермакие, которые населил своим племенем, и возобновил Мегкатер и Магракка. Все эти укрепления были переполнены войсками и Дербенд ограждён от хазар, которые более уже не переходили на этот берег Койсу.

Дагестанская историческая хроника «Дербенд-наме» — один из самых распространённых, самых сложных, самых востребованных литературных памятников. Исследователи располагают около 40 списков хроники на персидском, турецком, арабском языках, на многих языках народов Дагестана; сочинение переведено на многие европейские языки. Вариант хроники, предложенный читателю, был выпущен под редакцией Максуда Алиханова-Аварского в 1898 году; предисловие к книге тоже написал он. А чтобы излагаемые события были понятны современному читателю, комментарии, как и вступительную статью к хронике «Дербенд-наме», написал Амри Рзаевич Шихсаидов.

Книгу «Тарихи Дербендъ-Наме» можно приобрести  в салоне книги издательского дома «Эпоха». Мы находимся в городе Махачкала, по улице Коркмасова, 13 «а».

Добро пожаловать в салон «Эпоха»! 

 
ДОРОГОЙ ГАМЗАТ МАГОМЕДОВИЧ!
22.02.2018

Поздравляем Вас!  Вы самый настоящий мужчина, и остаётесь им всегда и везде. Мы привыкли видеть Вас победителем, желаем Вам преодолеть и ещё одно испытание — одержать победу над недугом. Надеемся на Ваше скорое возвращение в «Эпоху», где Вас ждёт с нетерпением верный коллектив. Нам не хватает Вашего огня, Ваших мудрости и знаний, Ваших идей и наставлений, Вашей заботы и опеки.

Праздничный торт с чаем показались сегодня пресноватыми. Наверное, это оттого, что не было рядом Вас.

 

 

 
<< В начало < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая > В конец >>

Всего 71 - 80 из 1170
Новости
Рассказывали, что жила в Согратле женщина, вышедшая замуж накануне войны. Недолгим было счастье новобрачных: мужа призвали на защиту Родины, а молодая жена осталась ждать своего воина... Отгремели залпы Победы, прошли годы, а она продолжала ждать. Ведь «пропал без вести» не означает, что «погиб». Уже её ровесницы стали бабушками, прабабушками, а она, убелённая сединой, превозмогая старческую боль в суставах продолжала «бегать» между Согратлем и хутором (кули) – путь немалый. На хуторе проводила целый день, в хлопотах по хозяйству, уходу за скотиной, а вечером, хоть в непогоду, обязательно возвращалась в село – а вдруг вернулся, наконец, её солдат, а его встречают тёмные глазницы окон и запертая дверь. Наверное, она уже и сама понимала, что не вернётся он, что нет его в живых. Может, ожидание уже стало привычкой, а может, до последнего вздоха теплилась у неё надежда, что всем смертям назло он вернётся... Жди меня, и я вернусь. Только очень жди, Жди, когда наводят грусть Жёлтые дожди, Жди, когда снега метут, Жди, когда жара, Жди, когда других не ждут, Позабыв вчера. Жди, когда из дальних мест Писем не придёт, Жди, когда уж надоест Всем, кто вместе ждёт. Жди меня, и я вернусь, Не желай добра Всем, кто знает наизусть, Что забыть пора. Пусть поверят сын и мать В то, что нет меня, Пусть друзья устанут ждать, Сядут у огня, Выпьют горькое вино На помин души... Жди. И с ними заодно Выпить не спеши. Жди меня, и я вернусь, Всем смертям назло. Кто не ждал меня, тот пусть Скажет: «Повезло». Не понять, не ждавшим им, Как среди огня Ожиданием своим Ты спасла меня. Как я выжил, будем знать Только мы с тобой, – Просто ты умела ждать, Как никто другой. (К. Симонов)
22 Июнь 2018
В этот день 77 лет назад началась Великая Отечественная война, страшные испытания советского народа длились четыре года. Война унесла 20 миллионов, 40 миллионов, 43 миллиона… жизней – цифра эта постоянно корректируется. «Война не закончена, пока не похоронен последний погибший солдат».«До сих пор не захоронены останки более 1 миллиона человек. И есть огромная разница между словами «убит» и «пропал без вести». Поначалу эта разница позволяла очень многим и очень долго надеяться на чудо. Но со временем, когда надежды уже не остаётся, становится ясно, что в словах «пропал без вести» очень много несправедливости. Да, слава находит мёртвых, но не находит безымянных. До сих пор так и лежат десятки тысяч погибших солдат и командиров на местах былых боёв Великой Отечественной войны, в безвестных братских могилах, в засыпанных взрывами окопах и блиндажах, а то и просто под дёрном на полях, дорогах и в перелесках, в местах массовой гибели: «котлах» и при прорывах из окружений. Часть из них встретила смерть во вражеском плену и на этапах транспортировки в лагеря военнопленных, до сих пор, по сути, они остаются безымянными.Благодаря патриотической инициативе молодежи и кропотливой поисковой работе историко-патриотических клубов стали известны имена многих защитников Родины, ранее считавшихся пропавшими без вести. В добровольном поисковом движении участвуют тысячи людей».Нам же хочется поблагодарить сегодня и поклониться Нажмудину Гусейновичу Тажудинову, возглавляющему ТОКС с. Муцалаул Хасавюртовского района. Своей неустанной поисковой работой он заслужил благодарность многих и многих, вернув честное незапятнанное имя пропавшего фронтовика семье, тухуму. Автор не одной книги, очередную – «Я без вести не пропал» – он посвятил узникам концлагерей. 400(!) честных, не продавших свою Родину, имён он вернул из забвения; сохранились даже чьи-то фотографии. Кто-то из узников выжил и, пройдя «чистилище» уже у себя на Родине, вернулся к семье. Их рассказы-свидетельства тоже вошли в книгу. Издательский дом «Эпоха» пережил, выстрадал эту книгу – целый год совместной работы с автором, – подготовил её к тиражированию. Но этот титанический труд до сих пор не стал достоянием общественности, потому что для печати книги нужны средства. Нажмудин Гусейнович Тажудинов ищет спонсора, для книги, которая начинается следующими словами: Нет! Без вести я не пропал. Я ранен был и в плен попал. И я не сдался, видит Бог! Сражался я, покуда мог. Хоть в лагерях враги потом вбивали нам: забыть свой дом. Мы знали, Родина – одна. Забыла, кажется, о нас. О ней мы помним каждый час. Нет! Без вести я не пропал. Я ранен был и в плен попал. (И. Медведков)
22 Июнь 2018
Говорят, что смех продлевает жизнь. Но смех может и сократить жизнь. Как-то рядом с кимом проходила женщина. Один из сидящих (не всех, кто сидит на киме, можно считать мужчинами) засмеялся ей вдогонку. Она вернулась и, не зная, кто же смеялся, сказала, обращаясь ко всем: – Если я сделала что-то неподобающее, то смейтесь надо мной. Если я плохо одета, смейтесь над моим мужем. Если я хромаю или сухорука, крива или косноязычна, смейтесь над Богом. Не говоря больше ничего, женщина пошла своей дорогой. На киме молчали, как будто набрали воду в рот. «Смейтесь над Богом! – на самом деле не означало, чтобы и вправду смеялись над Аллахом; это значило, что не надо смеяться над тем, что сотворил Бог, над тем, что дано Всевышним. Когда мы смеёмся, понимаем ли мы, над кем или над чем мы смеёмся? Притча «Над кем смеёмся?»» взята из книги Арбена Кардаша «Танец поневоле». Подкупающие народной простотой, глубокой мудростью и реальностью описываемых событий, произведения лезгинского писателя, лауреата Государственной премии Республики Дагестан Арбена Кардаша снискали себе широкий круг читателей. Приобрести книгу «Танец поневоле» можно в салоне книги издательского дома «Эпоха», что на ул. Коркмасова, 13 «а». Добро пожаловать!
21 Июнь 2018
…Ещё издали я приметил, что вокруг церкви большой группой, окружённой немецкими конвоирами, уже стояли наши военнопленные. Чуть поодаль от них стоял высокий, средних лет, с красивыми адмиральскими усами человек в форме. Гордо подняв голову, он смотрел куда-то вдаль. Его фигура сразу привлекла моё внимание. Было в ней что-то, что не давало оторваться взгляду. Какая-то особенная, неподдельная гордость и военная стать. Руки этого человека были связаны за спиной. Напротив него стояла небольшая компания немецких офицеров. Приблизившись ещё, я обратил внимание, что среди них есть и один парень в красноармейской гимнастёрке. Он стоял в самом центре и, указывая как раз на того человека, что-то объяснял фрицам. Когда мы проходили мимо, до меня донеслись обрывки его слов: – Вот этот, этот, – повторял он, обращаясь к немцу, который стоял с бескровным лицом греческой статуи. – Этот, что с усами. Он, – пояснил солдат, проведя у себя под носом пальцем закорючку, – он был у нас политруком. Услышав его слова, я вздрогнул. Холодная дрожь пробежала по моему телу, будто я стал свидетелем чего-то немыслимого. Я взглянул на человека, на которого указывал предатель. Он всё так же спокойно смотрел на небо, и мне было видно, как широко и жадно вдыхает он воздух полной грудью. Так, как будто хочет наполнить ветром паруса внутри себя, как корабль. Размеренно, вдоволь, большими глотками он вдыхал воздух родной земли, как делают это люди только в последний раз в своей жизни. Казалось, ещё пара глотков – и его паруса расправятся, позволив ему воспарить на них и улететь отсюда прямо в небо. Я всё ещё не мог оторвать от него взгляда. Мне хотелось дышать с ним одной грудью. Набрать этого величественного и свободного воздуха как можно больше, как будто только это могло его спасти. Или спасти меня вместе с ним. Спасти нас всех. В тот момент я понял, за что мы на самом деле сражались на этой войне. Мы приняли бой не потому, что кто-либо из нас этого хотел, а оттого, что никто не мог его не принять. Оттого, что есть в жизни такие вещи, которые нельзя допускать любыми усилиями и сверх них. Конечно, среди военных ходили слухи о предательстве, о сотрудничестве с нашей стороны и некоторой помощи фашистам, но я не воспринимал это всерьёз и принимал скорее за происки врага и провокацию, чем за правду. Мне было нелегко в это поверить. Теперь же, столкнувшись с этим воочию, став свидетелем подлого и низкого, вероломного предательства, самого гнусного из всего гнусного, что может быть в жизни, – я был возмущён, и всё во мне вскипело от негодования. Я думал: как же так, мы боремся с ними, потому что они хотят взять себе наше; мы ненавидим их, потому что они уничтожают то, что мы любим; и презираем их за то, что они лишают нас самого дорогого. А как же он? Как же этот солдат? Неужели он может мыслить и чувствовать по-другому? Неужели он не вырос на этой земле и не любит свою страну, которая его вскормила своими хлебами, всё равно как мать? Неужели же не видит он, что они захватчики? Или не видит он, как убивают его земляков, его братьев? Как может он думать иначе? Как может выступить против Отечества, которому он всем обязан от первой до последней своей минуты? Он должен был стоять, как все. Стоять и молчать, несмотря ни на что. А если придётся, то и погибнуть, не раскрыв рта. Мы, как единое целое, верим в силу и правоту своей Родины. Почему же этот выродок смеет ставить себя супротив общего, признанного порядка? Я был полон гнева. Я не мог поверить, что этот предатель – такой же человек о двух руках, двух ногах и с головой на плечах. Что он ест, пьёт и дышит так же, как я, и говорит со мной на одном языке. Такой же, как я, или нет? Да он хуже фашистов. Я ушёл уже далеко от этого места, но всё оглядывался назад. Политрук стоял по-прежнему прямо и гордо, осанисто, с настоящей армейской выправкой, не смотря в сторону своих обидчиков. И только в какое-то последнее мгновение, до того, как я повернул голову вперёд, этот человек посмотрел в сторону немцев. Он взглянул прямо в глаза своей смерти. Один за другим раздались два выстрела, и, оглянувшись в последний раз, на холме я уже никого не увидел. За нами неспешной походкой шли только немецкие офицеры. Они беседовали о чём-то совершенно будничном и повседневном. Даже посмеивались между собой. Один из них раздавал приятелям папиросы из портсигара. Предатель был им больше не нужен. Предатели никогда никому не нужны… В основу романа «Орнамент на моей ладони» легли воспоминания дагестанца, прошедшего войну, немецкий плен и пережившего сталинские репрессии. Удары судьбы не сломили его веру в справедливость и не ослабили его стремление к счастью. Внучка, Полина Дибирова, посвятила роман памяти деда. В день, когда на Дагестан напали банды международных террористов – 2 августа 1999 года, сердце художника, искусствоведа, учёного и педагога Парука Дебирова не выдержало. Он знал, что несёт людям война. Слишком хорошо знал… Приобрести книгу «Орнамент на моей ладони» П. Дибировой можно в салоне книги издательского дома «Эпоха», что находится на ул. Коркмасова, 13 «а». Добро пожаловать!
20 Июнь 2018
*** Строительство дома перед чьим-либо строением, который может лишить владельца доступа воздуха, солнца и света, запрещается. Если же будут строить дом перед пашней или сенокосом другого, то на это нет запрета. *** Если кто возведёт вокруг своей земли стену, а другой предъявит иск и заявит, что эта стена ему мешает или вредит, то старейшины пошлют двух справедливых людей на место, чтобы проверить, действительно ли эта стена вредит истцу. Если они установят, что стена действительно вредит истцу, то, пока стена не будет снята, за каждый день с ответчика взыскивается штраф по одной овце… (Подлинник келебских адатов, из которого сделана выписка, датируется XVII–XVIII вв.) И как бы не ругали адаты, называя их пережитками прошлого, на некоторые из них не мешало бы опираться и сегодня. Читателю предлагается самому ознакомиться со сводами законов, установленных в разных селениях, вольных обществах, ханстве. Какие-то из них вызывают улыбку, какие-то кажутся нелепыми, от каких-то веет деспотией. Не пугайтесь сурового названия книги, она заслуживает вашего внимания и будет небезынтересна. Книгу «Законы вольных обществ Дагестана XVII–XIX вв.», составленную известным дагестанским историком Х.-М. Хашаевым, можно приобрести в салоне книги ИД «Эпоха». Покупать книги в нашем салоне выгодно – они реализуются по складской цене. Наш адрес: г. Махачкала, ул. Коркмасова, 13 «а» (напротив ЦУМа, рядом с выпечкой «Золотой улей»). Часы работы салона: с 9:00 до 18:00 – в будни и с 10:00 до 15:00 – в субботу; воскресенье – выходной. Добро пожаловать!
18 Июнь 2018
Copyright © ООО "ИД "Эпоха" 2005 г.
Вход для администратора